№ 4 Июль/Август 2007
  • Николя Саркози: прагматизм и преемственность

    Новый президент Франции стремится возложить часть ответственности за возможные внешнеполитические издержки на перебежчиков из левого лагеря. Реальное руководство внешней политикой будет осуществлять не МИД, а лично глава государства при опоре на создаваемый Совет национальной безопасности

  • Индийский марш

    Общая история и единство задач, проистекающее из неравноправного положения в международном разделении труда, цементируют узы стран Юга. Региональные державы зоны Юга (Бразилия, Индонезия, Южная Африка и пр.) с точки зрения геополитики и психологии скорее склонны к сотрудничеству с Китаем и Индией, чем с Западом.

  • Преодолевая стереотипы

    Если в книжных магазинах Дели и можно найти книги о России, то это несколько тенденциозных работ западных авторов. Индия и Россия стали смотреть друг на друга через призму западных средств массовой информации и исследований.

  • Ошибочная альтернатива в подходе к Пакистану

    Америка все больше разочаровывается в действиях пакистанских властей по борьбе с терроризмом. Но не стоит грозить президенту Мушаррафу или требовать от него быстрого перехода к демократии. Чтобы побудить Исламабад к более эффективной роли в противостоянии терроризму, Вашингтону придется поддерживать очень тонкий баланс: стимулировать политические реформы, не нанося при этом ущерба базовым интересам военных.

  • Пакистанская рулетка

    Ситуация в Пакистане может качнуться в любую сторону. Интересы на территории страны имеют, как минимум, три мощных «центра силы» – США, Китай и настоящие (а не управляемые иностранными спецслужбами) исламские экстремисты.

  • «Газовая ОПЕК» или другие формы взаимодействия?

    Термин «газовая ОПЕК» целесообразно исключить из серьезных профессиональных дискуссий, как контрпродуктивный и излишне политизирующий обсуждение проблем, перспектив и форм усиления взаимодействия стран – экспортеров газа.

  • Открытый код и национальная безопасность

    Информационные технологии – одна из самых важных сфер человеческого развития в постиндустриальном мире. Сегодня же получается, что на средства российских налогоплательщиков поддерживается не самая бедная ИТ-отрасль экономики США.

  • Американская ПРО и альтернатива Путина

    США предлагают Европе фикцию, неработающий проект. Польше и Чехии предписывается воздвигнуть щит против несуществующего противника. Создание бессмысленной, неэффективной системы чревато серьезным конфликтом.

  • Мнимое противоречие: территориальная целостность или право на самоопределение?

    Политическое развитие принимает все более глобальный характер. И конфликты, имеющие изначально внутренние причины, приобретают иное измерение, как только в процесс урегулирования вовлекается международное сообщество.

  • Азербайджан: «без друзей и без врагов»

    Действуя по принципу «у нас нет друзей, нет врагов, а есть одни лишь интересы», Баку сумел заставить великих мира сего искать дружбы у малого государства.

  • Палестинский узел: ни развязать, ни разрубить

    Создается впечатление, что США и Израиль (а в известной степени также Европейский союз и Лига арабских государств) узаконили раздел территории, находившейся под контролем Палестинской национальной администрации, и намерены иметь дело только с одной из двух образовавшихся властей автономии.

  • Новая эпоха противостояния

    Многим в Москве кажется, что политико-пропагандистский прессинг Запада связан исключительно с ее усилением. Но суть этого давления составляет не столько атака на Россию, сколько общая контратака Запада.

  • Сдерживание
    России: назад в будущее?

    (11)

    Однополярность является покушением на
    прерогативы Всевышнего. Ценностные ориентиры и модели развития теперь тоже стали предметом конкуренции. И она должна быть честной. Это – фундаментальный вызов для всех.

  • Мораль и конфронтация

    Вступительное слово главного редактора

  • Свобода от морали. Что ценит современная Россия?

    Никто из тех, кто высказывался в последние месяцы на тему моральных норм, так и не уточнил, что под ними подразумевает, каким бы хотел видеть российское общество, скажем, через 5–8 лет, что сам считает моральным, а что – безнравственным.

  • Россия как «другая Европа»

    Критики Путина внутри России и за ее пределами склонны игнорировать интеллектуальную начинку концепции «суверенной демократии». Они исходят из того, что единственная идеология Кремля – это цинизм, позволяющий оставаться у власти и богатеть. Но так ли это на самом деле?

  • Россия и Запад: наши разногласия

    В отношении демократической идеи Россия поступила примерно так же, как в свое время заклейменные большевиками западные социал-демократы – в отношении идеи социалистической. Она восприняла все полезное, но отказалась впадать в демократическое кликушество и идеологические истерики.

  • Возвращение великих авторитарных держав

    Либеральные демократии, лидером которых выступали Соединенные Штаты, вышли триумфаторами из крупнейших сражений XX века. Однако подъем после окончания холодной войны экономически успешных, но недемократических Китая и России может представлять собой устойчивую альтернативу современному развитию. Она ставит под сомнение безусловность победы либеральной демократии и ее будущее доминирование.

  • «Не стесняться имперского прошлого»

    «На Западе мало кто знает, что именно тоталитарный Советский Союз, а не Соединенные Штаты сыграл решающую роль в победе над Гитлером. Европа находится в неоплатном долгу перед Россией, и поэтому все антипутинские выступления относительно недостатков российской демократической системы я расцениваю как моральную ошибку».

  • Гордон Браун: моралист у власти

    Вероятнее всего, Браун отдаст внешнюю политику на откуп британскому МИДу, который в блэровскую эпоху постоянно чувствовал себя ущемленным. Бывший премьер принимал решения, не считаясь с внешнеполитическим ведомством, и нередко шел на конфликт с профессиональными дипломатами.

Еще больше материалов - на нашей странице
Все самое оперативное - в нашем twitter
Архив журнала
Выберите год
Выберите выпуск
журнала:
Колонка издателя

Новой миссией России может стать защита всего мира

Запад теряет свое военное превосходство, которое несколько столетий было основой его глобального доминирования. Россия, напротив, становится новым источником стабильности.

Колонка редактора

Филибастер на фуд-корте

В американском Конгрессе есть известный прием – филибастер. Когда кто-то из парламентариев хочет предотвратить принятие нежеланного ему законодательного акта, он произносит бесконечно длинную речь. Прервать конгрессмена не имеют права, если он не остановится сам...


Мир на перепутье и система международных отношений будущего

В будущем году мы будем отмечать крупные и взаимосвязанные юбилеи – 75-летие Победы в Великой Отечественной, Второй мировой войнах и создания ООН. Осмысливая духовно-нравственное значение этих дат, необходимо помнить и об эпохальном политическом смысле Победы в жесточайшей войне за всю историю человечества.

Исламская альтернатива: роль политического ислама в монархиях Залива

Монархии Персидского залива по-разному относятся к исламистским организациям. Если до Исламской революции 1979 г. в соседнем Иране они еще верили, что «Братья мусульмане» незаменимы при строительстве государства, то после постепенно стали к ним охладевать.

Северокорейский вопрос после ухода Болтона

Нельзя сказать, что увольнение Болтона стало неожиданностью – полтора месяца назад, когда автор был в Вашингтоне, по городу уже ходили слухи о том, что непоколебимый помощник по вопросам национальной безопасности вызывает всё больше раздражения у Трампа и, главное, у «внутреннего круга» президента, у тех людей, к мнению которых Трамп склонен прислушиваться.

Последняя линия обороны диктаторов

Прошедшее десятилетие было хорошим и плодотворным для разных диктатур. Влияние самых могущественных авторитарных стран мира, Китая и России, быстро росло. Впервые с конца XIX века совокупный ВВП автократий сравнялся с совокупным ВВП западных либеральных демократий или даже превзошел его.

Развитие Дальнего Востока и китайско-российские отношения: новое видение и новые подходы

После распада Советского Союза Дальний Восток стал тяжким бременем для России, не позволяя ей реализовать свои «великодержавные» амбиции и затрудняя процесс государственного строительства в постсоветский период. Однако с 2012 года, в ходе эксперимента, продлившегося несколько лет, регион вышел на траекторию стабильного развития. Такая стратегия развития в перспективе должна сыграть активную роль в двусторонних российско-китайских отношениях и переформатировании регионального порядка.

Япония и развитие российского Дальнего Востока

Существуют разные мнения о том, когда начался нынешний процесс активного развития отношений между Россией и Японией. Как представляется, поворотным моментом стала фраза «хикиваке» (по вопросу о дальнейших мероприятиях в рамках подписания мирного договора между Москвой и Токио), произнесённая Владимиром Путиным на пресс-конференции с зарубежными журналистами в марте 2012 года.