№ 5 Сентябрь/Октябрь 2006
  • Между партнерством и разладом

    Главная причина непрочности американо-российских отношений состоит в том, что стороны недооценивают их обоюдную важность. Со времени крушения Советского Союза громкие заявления Москвы и Вашингтона о необходимости сотрудничества и несении некой общей ответственности так и не убедили ни парламентариев, ни прессу, ни общественность обеих стран.

  • Закат «бездомных грандов»?

    Решение «Газпрома» обойтись без иностранных партнеров при освоении Штокмановского месторождения – симптом серьезных сдвигов на мировом энергетическом рынке. Транснациональные гиганты начинают терять прежнее влияние.

  • Самоопределение: между правом и политикой

    Любое решение о будущем статусе Косово создаст международно-правовой прецедент, который невозможно будет игнорировать при решении конфликтов на постсоветском пространстве, прежде
    всего на Южном Кавказе.

  • Как НАТО не стала глобальной

    В истории НАТО уже имела место острая борьба между сторонниками «глобального» и «регионального» подходов. Ярым приверженцем глобализации альянса почти полвека назад выступал президент Франции Шарль де Голль.

  • Глобальная НАТО

    Возрождение глобальной политики после завершения холодной войны заставляет НАТО расширить свое географическое
    присутствие и зону операций. На глобальные вызовы современности в состоянии ответить только по-настоящему глобальный альянс.

  • Что значит быть британцем

    Чем определяется британская идентичность – общими ценностями либо только национальной принадлежностью? Но если понимать, что именно общие ценности определяют, что значит быть британцем в современном мире, то можно строить новые отношения между государством, сообществом и индивидом.

  • «Ядерный апартеид» и ядерное разоружение

    Постоянное появление новых государств с ядерным статусом будет множить количество стран, осуществляющих ответное ядерное сдерживание. Обострения ситуации, несанкционированное применение и неверное истолкование намерений повысят вероятность ядерной войны.

  • Религиозный ренессанс?

    Вступительное слово главного редактора

  • Возврат в Средневековье?

    (5)

    ХХI век будет эпохой этнических и этноконфессиональных конфликтов. В условиях идеологического противостояния двух мировых систем они оставались «замороженными». Но теперь нации, этнические группы, конфессиональные сообщества принялись сводить друг с другом старые счеты.

  • О разуме и вере

    В религии случаются крайне опасные патологии, поэтому она должна позволять божественному свету разума очищать и упорядочивать ее. Но существуют и патологическое высокомерие разума, который нуждается в напоминаниях о его границах и обязан учиться у великих религиозных традиций.

  • Божья страна?

    Религия всегда была важной движущей силой политики Соединенных Штатов. Однако в последнее время численность и влияние евангелической общины возросли настолько, что американская политическая арена претерпела серьезные изменения. Это оказало драматическое воздействие и на внешнюю политику. Но оснований для паники нет: евангелисты фанатически привержены идее справедливости и цели сделать мир лучше. Они также стремятся взаимодействовать с представителями других конфессий.

  • Сколько на Земле цивилизаций?

    (2)

    Даже в страшном сне Аристотелю не могло присниться такое толкование, в соответствии с которым варварская Персидская империя, пожелавшая стереть с лица земли демократические Афины, являлась всего лишь соседней цивилизацией. На исходе ХХ столетия теоретическую базу под этот постулат, ставящий на одну доску демократию и деспотизм, подвел американец Самьюэл Хантингтон.

  • Конфликт цивилизаций: исчезновение или возрождение России?

    Россия становится объектом возрастающей экспансии сильнейших цивилизаций – западной, мусульманской, китайской. И перед нами стоит задача не только сохранить собственное «я», но и не оказаться рекрутированными той или иной стороной конфликта. С Западом нас объединяют общие христианские корни, с Востоком – глубинное неприятие либерализма.

  • Европейский «центр» и его «окраины»

    Тезис об особости России принимается ныне как данность, не требующая доказательств. Между тем нынешняя Россия если и кажется уникальной, то не более, чем другая «окраина» Европы – Соединенные Штаты. Россия и Америка очень схожи друг с другом и резко отличаются от Европы.

  • Иммигрантские сообщества: опыт Франции

    Проблема возникновения замкнутых инокультурных сообществ, сопротивляющихся попыткам ассимиляции, уже давно назрела в Западной Европе. Сегодня она все более актуальна и в России. Отечественным политикам полезно изучить опыт Франции, которая активно ищет ответы на вызовы, связанные с этническим многообразием.

  • Каким нам видится ислам

    (1)

    Образ врага, формирующийся в российском обществе, окрашен в религиозные тона. «Исламская угроза» постепенно превращается в главное «пугало», чему способствуют многочисленные бытовые стереотипы и возникающая государственная идеология противостояния всему тому, что кажется «чуждым».

  • Проблемы становления или сдвиг парадигмы?

    Возрождение России из пепла не привело к углублению партнерства, на которое рассчитывал Запад. Вместо этого наши отношения образца 2005–2006 годов (если судить по политической риторике) деградировали до самой низкой отметки со времени распада Советского Союза. По мнению многих, планка отношений будет опускаться и впредь.

Еще больше материалов - на нашей странице
Все самое оперативное - в нашем twitter
Архив журнала
Выберите год
Выберите выпуск
журнала:
Колонка издателя

Новой миссией России может стать защита всего мира

Запад теряет свое военное превосходство, которое несколько столетий было основой его глобального доминирования. Россия, напротив, становится новым источником стабильности.

Колонка редактора

Филибастер на фуд-корте

В американском Конгрессе есть известный прием – филибастер. Когда кто-то из парламентариев хочет предотвратить принятие нежеланного ему законодательного акта, он произносит бесконечно длинную речь. Прервать конгрессмена не имеют права, если он не остановится сам...


Мир на перепутье и система международных отношений будущего

В будущем году мы будем отмечать крупные и взаимосвязанные юбилеи – 75-летие Победы в Великой Отечественной, Второй мировой войнах и создания ООН. Осмысливая духовно-нравственное значение этих дат, необходимо помнить и об эпохальном политическом смысле Победы в жесточайшей войне за всю историю человечества.

Исламская альтернатива: роль политического ислама в монархиях Залива

Монархии Персидского залива по-разному относятся к исламистским организациям. Если до Исламской революции 1979 г. в соседнем Иране они еще верили, что «Братья мусульмане» незаменимы при строительстве государства, то после постепенно стали к ним охладевать.

Северокорейский вопрос после ухода Болтона

Нельзя сказать, что увольнение Болтона стало неожиданностью – полтора месяца назад, когда автор был в Вашингтоне, по городу уже ходили слухи о том, что непоколебимый помощник по вопросам национальной безопасности вызывает всё больше раздражения у Трампа и, главное, у «внутреннего круга» президента, у тех людей, к мнению которых Трамп склонен прислушиваться.

Последняя линия обороны диктаторов

Прошедшее десятилетие было хорошим и плодотворным для разных диктатур. Влияние самых могущественных авторитарных стран мира, Китая и России, быстро росло. Впервые с конца XIX века совокупный ВВП автократий сравнялся с совокупным ВВП западных либеральных демократий или даже превзошел его.

Развитие Дальнего Востока и китайско-российские отношения: новое видение и новые подходы

После распада Советского Союза Дальний Восток стал тяжким бременем для России, не позволяя ей реализовать свои «великодержавные» амбиции и затрудняя процесс государственного строительства в постсоветский период. Однако с 2012 года, в ходе эксперимента, продлившегося несколько лет, регион вышел на траекторию стабильного развития. Такая стратегия развития в перспективе должна сыграть активную роль в двусторонних российско-китайских отношениях и переформатировании регионального порядка.

Япония и развитие российского Дальнего Востока

Существуют разные мнения о том, когда начался нынешний процесс активного развития отношений между Россией и Японией. Как представляется, поворотным моментом стала фраза «хикиваке» (по вопросу о дальнейших мероприятиях в рамках подписания мирного договора между Москвой и Токио), произнесённая Владимиром Путиным на пресс-конференции с зарубежными журналистами в марте 2012 года.