Худшее еще впереди?

16 ноября 2002

Грэм Эллисон — директор Научного центра Белфер по международным делам при гарвардской школе Кеннеди и бывший помощник министра обороны по делам политики и планирования.

Резюме: Возможен ли теракт, который затмит собой трагедию 11 сентября 2001 года? Не только возможен, но и неизбежен, если Россия и США не объединятся в борьбе с распространением оружия массового поражения. Когда оно попадет к международным террористам, искать способы противодействия будет уже поздно. Чтобы этого не случилось, необходим всемирный Альянс для борьбы с ядерным терроризмом.

Атака террористов «Аль-Каиды» 11 сентября 2001 года пробудила мир к суровой реальности: человечество осознало, насколько силен и опасен мегатерроризм. Сценарий, ранее отвергавшийся, как плод фантазии политологов или кинематографистов, в мгновение ока воплотился в жизнь: за несколько минут погибли тысячи людей. Вашингтон даже не предполагал, что враг может оказаться настолько изобретательным, искушенным и дерзким. Соединенные Штаты вынуждены вести войну, к которой они совершенно не готовы, обходясь, что называется, «подручными средствами», то есть сколачивая коалицию из непохожих друг на друга государств, используя для получения разведданных неизвестные ранее методы и источники, наскоро организуя оборону наиболее уязвимых участков. Пытаясь нанести смертельный удар по терроризму, американское правительство бросается из одной крайности в другую. Даже сегодня, спустя год после рокового дня, Соединенные Штаты не выработали ясную и последовательную стратегию борьбы с мегатерроризмом.

На первом этапе войны против терроризма Америке и ее союзникам сопутствовал успех. Падение режима талибов произошло гораздо стремительнее, чем предрекали большинство экспертов. Более чем в 90 странах мира арестованы 2 400 подозреваемых в терроризме, предотвращено более десяти терактов. Важно отметить, что с прошлой осени не проведено ни одной террористической акции против США. С другой стороны, лишь немногие высшие руководители «Аль-Каиды» захвачены или погибли. Меры, принятые для обеспечения внутренней безопасности США, пока явно не привели к желаемому результату. Большинство стран мира, включая Россию и Соединенные Штаты, все еще серьезно уязвимы перед лицом террористической опасности, не исключена вероятность новых терактов с еще более разрушительными катастрофическими последствиями. Взрыв в Москве на Красной площади «грязной» ядерной бомбы мощностью 15 килотонн в одно мгновение уничтожит Кремль, собор Василия Блаженного, министерства иностранных дел и обороны, Третьяковскую галерею, унесет десятки тысяч жизней. В Вашингтоне аналогичный взрыв поблизости от Белого дома полностью разрушит все в окрестности, включая старое здание исполнительного управления президента, Госдепартамент, Министерство финансов, здание Федеральной резервной системы, а также выходящую на Потомак часть Пентагона.

Еще в 1995-м я выступил с предостережением: «Если мы не разработаем подробную программу действий, у нас есть все основания ожидать актов ядерного терроризма еще до конца этого десятилетия». И сегодня я не склонен смотреть в будущее с большим оптимизмом. Риск ядерного мегатерроризма может быть сведен к минимуму лишь в случае реализации тщательно продуманной программы по борьбе с этим злом усилиями России, США и других стран.

Насколько реальна угроза?

В таких российских документах, как Концепция национальной безопасности, Военная доктрина, недавно обновленная Концепция внешней политики, международный терроризм квалифицируется как самая серьезная угроза национальной безопасности страны. Так, в январе 2001 года в ходе обсуждения с руководством Министерства иностранных дел приоритетов российской национальной безопасности президент Владимир Путин подчеркивал «опасность международного терроризма и фундаментализма в любой, абсолютно любой их разновидности». Деятельность в Центральной Азии религиозно-экстремистских организаций, некоторые из которых имеют прямые контакты с афганским движением «Талибан», а также незаконная торговля наркотиками угрожают российским границам и ослабляют СНГ. Противостояние в Таджикистане, напряженность в Панкисском ущелье в Грузии, конфликты в Южной Осетии, Абхазии и Нагорном Карабахе служат благодатной почвой для экстремизма. Последний, в свою очередь, подпитывает терроризм. Одновременно существует угроза проникновения в Россию терроризма из Южной Азии и с Ближнего Востока.

Еще в январе 2001-го специальная группа, возглавляемая бывшим лидером сенатского большинства Говардом Бейкером и бывшим советником президента Ллойдом Катлером, представила доклад об американо-российских программах нераспространения. В качестве главного вывода в докладе утверждалось, что «сегодня наиболее актуальной и серьезной угрозой национальной безопасности США является оружие массового поражения или применяемые при его производстве материалы, которые могут быть похищены в России, проданы террористам или враждебным государствам и использованы против военнослужащих США за рубежом или гражданского населения Америки».

Трудно судить, что опаснее — «бесхозные ядерные боеприпасы» или биотерроризм, но и то и другое представляют собой страшную угрозу. Между тем в марте 2001 года Говард Бейкер констатировал, что «в бывшем Советском Союзе от 40 до 80 тысяч ядерных боеприпасов хранятся без должного контроля и надлежащих мер предосторожности». При этом «мир отнюдь не впадает в истерику по поводу этой угрозы», подчеркнул Бейкер.

Впадать в истерику, конечно, не стоит, но нельзя игнорировать ряд фактов, которые подтверждают: опасность мегатерроризма существует.

Первая группа фактов. Похищение ядерного оружия или используемого для его производства материала уже не гипотеза, а реальность. По информации Министерства обороны РФ, дважды за последнее время террористические группы пытались провести разведку на российских ядерных объектах, но их планы были сорваны. В прошлом десятилетии некоторые попытки похищения ядерных материалов с тех или иных объектов в стране были успешными, но преступникам не удалось переправить уран через границу. Хорошо известен случай, когда сотрудники ФСБ России предотвратили похищение из Челябинска 18,5 кг высокообогащенного урана, — этого количества было бы достаточно для производства атомной бомбы.

А вот из 500 килограммов высокообогащенного урана, брошенного без присмотра в Казахстане в середине 90-х, можно было бы изготовить более двадцати ядерных зарядов. Видимо, не случайно в Казахстане отмечалось появление агентов Ирана и, возможно, «Аль-Каиды». Ввиду непосредственной угрозы правительство США приобрело опасные материалы. Теперь они хранятся в Оук-Ридже, штат Теннеси. В феврале 2002 года Национальный совет по разведке США представил в Конгресс информацию следующего содержания: «ѕконтрабанда [ядерных материалов, пригодных для изготовления ядерного оружия из России] имела место, хотя остаются неустановленными объемы похищенного». В ответ министр РФ по атомной энергии Александр Румянцев решительно заявил: «Факта пропажи расщепляющихся материалов не было».

В 1999-м итальянская полиция сорвала попытку организованной преступной группы продать стержень из обогащенного урана ближневосточному бизнесмену, предположительно связанному с террористами. В ходе расследования итальянцы установили, что уран был вывезен из США и предназначался для использования на исследовательском реакторе в Демократической Республике Конго (бывший Заир), откуда его, по всей видимости, похитили.

Вторая группа фактов. Производство ядерного устройства — причем в течение года — вполне по силам той же «Аль-Каиде» или другой подобного рода группировке. На создание смертоносного оружия требуется 15 кг высокообогащенного урана и всего около 7 кг плутония. Правда, необходимы также расщепляющиеся материалы, производство которых, к счастью, требует серьезных усилий и материальных затрат. Вместе с тем известно: главное — приобрести основные ядерные материалы, тогда как с технологией изготовления бомбы можно ознакомиться в открытой литературе. Еще проще создать устройство для распыления радиоактивных веществ — в нем радиоактивные материалы активируются с помощью обычной бомбы и рассеиваются после ее взрыва в виде радиоактивных осадков. Этот тип устройства по разрушительной силе несопоставим с ядерной бомбой, но способен вызвать массовую панику и нанести серьезный материальный ущерб.

Третья группа фактов. Террористы вполне в состоянии применить ядерное оружие в любом крупном городе мира. Доставить ядерное устройство или расщепляющиеся материалы из одной страны в другую — скажем, в Россию, США и т. д. — нетрудно. Ведь необходимый ядерный материал не превышает объема футбольного мяча и легко доставляется в контейнере в трюме корабля или на борту самолета. После событий 11 сентября количество контейнеров, которые проверяются при помощи рентгеновских установок в порту Нью-Йорк/Нью-Джерси, увеличилось до 500. Но это всего 10 процентов от общего числа прибывающих ежедневно грузов.

Пытаясь предотвратить возможность проникновения ядерных материалов в США, американское правительство сталкивается с огромными трудностями. Более 500 миллионов человек, 11 миллионов грузовиков и два миллиона вагонов ежегодно прибывают в США из-за границы, 7 500 кораблей под иностранными флагами делают 51 тысячу заходов в американские порты. Кроме того, десятки тысяч человек, сотни самолетов, множество катеров прибывают в страну незаконно. Систему обеспечения безопасности, безусловно, следует радикально перестроить — но даже в этом случае герметичность границ не будет гарантирована.

Что касается России, то обеспечение «внутренней безопасности» является для нее поистине гигантской проблемой. Россия соседствует более чем с дюжиной государств, а протяженность ее сухопутных границ почти вдвое превышает протяженность границ американских. При этом безвизовый режим с некоторыми государствами облегчает контрабанду оружия и опасных материалов.

Угроза распространения ядерных материалов возросла вследствие изменений, имевших место на постсоветском пространстве в последнее десятилетие. Общество стало более свободным, но в нем меньше порядка. Те же процессы, что освободили индивидуума, привели к ослаблению контроля над ядерным арсеналом. А это более сотни ядерных объектов, разбросанных по всей России, 30 тысяч ядерных боезарядов плюс запасы высокообогащенного урана и плутония, которые могли бы быть использованы для производства 70 тысяч ядерных боезарядов.

Несмотря ни на что, попытки воспользоваться ядерным оружием или материалами из России заканчивались провалом. Этому способствовали и высочайший профессионализм российских пограничников и служб безопасности, и совместные американо-российские программы, принятые по инициативе сенаторов Сэма Нанна и Ричарда Лугара в 1992 году. В соответствии с этими программами Россия ежегодно получает почти миллиард долларов для обеспечения мер безопасности на ядерных объектах. В настоящее время не зарегистрировано ни одного случая приобретения ядерного боезаряда либо ядерных материалов.

Но, возможно, нам известны не все факты — и именно это нас беспокоит.

Насколько серьезен враг?

Не вызывает сомнений тот факт, что, как подчеркнул президент Буш, в случае обладания ядерным оружием Усама бен Ладен и его приспешники применили бы его незамедлительно. Еще в 2000 году ЦРУ перехватило сообщение, в котором член «Аль-Каиды» грозил «устроить Хиросиму» в Америке.

А в обвинительном заключении Министерства юстиции по поводу взрывов американских посольств в Кении и Танзании в 1998-м отмечалось: «Начиная по меньшей мере с 1993 года Усама бен Ладен и другие неоднократно пытались приобрести компоненты ядерного оружия». По свидетельству бывшего члена «Аль-Каиды», организация проявляла интерес к урану южноафриканского происхождения. В поисках готовой боеголовки или ядерных материалов алькаидовцы часто наведывались в три центральноазиатских государства, возможность приобретения оружия за деньги и наркотики они обсуждали и с чеченскими криминальными группировками.

»Если мне действительно удастся приобрести [ядерное] оружие, — заявил однажды бен Ладен, — я возблагодарю Бога за помощь». В 1998-м он опубликовал заявление «Ядерная бомба ислама». В этом, по словам Бернарда Льюиса, «изумительном произведении выразительной, временами даже возвышенной арабской прозы» бен Ладен утверждает: «Долг мусульман — приложить все усилия к тому, чтобы вселить страх во врагов Бога». Руководители «Аль-Каиды» осознали, что за каждой атакой на США последует суровое наказание. Поэтому не случайны отчаянные попытки «Аль-Каиды» заполучить средство для нанесения сокрушительного удара.

Чеченские террористы также способны прийти к выводу, что, разрушив какой-либо российский город или угрожая Москве, они вынудят российское руководство прекратить военную кампанию в Чечне. Они неоднократно демонстрировали готовность без ограничений убивать гражданское население и уже послали России предостерегающий «радиоактивный» сигнал, подбросив в московский Измайловский парк пакет с цезием-137.

Теми же мотивами руководствуются и другие боевики-сепаратисты (в Кашмире, на Балканах и в других регионах). Все более привлекательной мишенью для ядерной атаки становится Израиль — и так будет до тех пор, пока перед палестинцами не откроется ясная перспектива создания независимого государства. Игнорируя наличие банд с ядерными амбициями, государственные деятели ведут себя, по меньшей мере, неосмотрительно. Ведь ядерный взрыв в любой точке мира представит угрозу и для США, и для России, даже если жертвы будут немногочисленны. Ядерный взрыв, где бы он ни произошел, нарушит спокойствие во всем мире.

Что требуется от России и США?

Чтобы предотвратить ядерные атаки, необходимо прежде всего организовать всеобъемлющую оборону — не на месяцы или годы, а на далекую перспективу. Потребуются энергичные превентивные меры и упреждающие удары; не исключены сдерживающие или оборонительные военные операции. Строгий пограничный контроль для пресечения контрабандного ввоза ядерных материалов столь же важен, сколь и противоракетная оборона.

Но самый верный способ предотвращения ядерных атак — не допустить, чтобы смертоносное оружие или материалы для его изготовления оказались в руках террористов. Поэтому важны четкие совместные действия России и США по обеспечению охраны ядерного оружия и материалов.

Будучи еще кандидатом на пост президента, Джордж Буш-младший призывал Конгресс значительно увеличить помощь России, «чтобы уничтожить как можно быстрее и как можно больше российского оружия». В сентябре 2000 года, выступая в ООН на Саммите тысячелетия, президент России Путин предложил найти пути для предотвращения распространения ядерного оружия, исключив использование обогащенного урана и плутония в мировом производстве энергии. В совместной декларации о новом стратегическом партнерстве США и России, подписанной двумя президентами в мае 2002-го, заявлено, что оба государства будут бороться с «международным терроризмом и распространением оружия массового поражения». Другим важным результатом саммита было преобразование американо-российской рабочей группы по Афганистану в американо-российскую рабочую группу по борьбе с терроризмом. На июньском саммите «восьмерки» было принято соглашение о выделении 20 миллиардов долларов на совместные проекты по нераспространению оружия массового поражения.

Но важно перейти от слов к делу. Так, «программа Нанна–Лугара» внесла реальный вклад в устранение ядерной опасности: на протяжении десяти лет она во многом способствовала сохранности ядерных материалов.

Но, к сожалению, работа по обеспечению безопасности ядерных объектов полностью не завершена. Согласно докладам Министерства энергетики США, две трети ядерных материалов в России по-прежнему содержатся в ненадлежащих условиях [1]. По ряду причин график выполнения программы

не соблюдается, поэтому ее завершение отложено до 2008 года. Если ничего не изменится, то, возможно, и этот срок окажется нереальным. Сдвинуться с мертвой точки невозможно без усилий обоих президентов, приложения огромной энергии, конкретных распоряжений, адекватного финансирования и отчетности, а также создания нового объединения, возглавляемого Россией и США, — Альянса против ядерного терроризма.

Соединенным Штатам следует рассматривать и поддерживать Россию как надежного партнера. Именно это поможет уменьшить риск ядерного терроризма.

Во-первых, закладывая фундамент такого Альянса, президенты должны заверить друг друга, что сделают все возможное, чтобы пресечь, сделать с технической точки зрения невозможными попытки похищения ядерного оружия. Каждый из лидеров должен продемонстрировать, что лично несет ответственность за работу в этой области. Конечно, каждое государство самостоятельно отвечает за безопасность ядерных материалов, и все же США не должны оставаться в стороне от российских проблем. Оказывая помощь России, они приближают время, когда та станет полностью контролировать свое атомное оружие. Кроме того, должна быть обеспечена такая степень прозрачности, которая позволит сторонам осуществлять взаимный надзор.

Для руководства группой, которая в течение месяца займется разработкой российско-американской стратегии, правительствам России и Америки следует назначить по одному представителю, каждый из которых будет отвечать непосредственно перед своим президентом. Определяя совместную стратегию и программу действий, ядерные супердержавы должны установить новые, соответствующие мировому уровню «стандарты международной безопасности». При этом следует в первую очередь учитывать инициативу о развитии новых ядерных технологий, выдвинутую Путиным на Саммите тысячелетия. Речь идет о технологиях, которые позволят производить электричество на основе низкообогащенного ядерного топлива, не используемого в производстве оружия.

Во-вторых, необходимо, чтобы в поле зрения США и России постоянно находились другие ядерные государства, и прежде всего Пакистан, в котором наиболее высока угроза хищений ядерного оружия. Каждое из таких государств должно получить приглашение присоединиться к Альянсу против ядерного терроризма, а также помощь, если таковая потребуется, в проверке соответствия вновь установленным стандартам хранения ядерного оружия и материалов при максимальном соблюдении прозрачности. Очень важно выбрать правильный тон для приглашения вступить в Альянс против ядерного терроризма. Дипломатичное по форме, оно должно быть составлено так, чтобы было понятно: от этого предложения нельзя отказаться.

В-третьих, при разработке стратегии Альянса следует учитывать все направления и страны, указанные в «доктрине Лугара»[2]. Каждое из государств, располагающих ядерными материалами, должно внести свой вклад в обеспечение их сохранности. Это относится также к государствам, не обладающим ядерным оружием. Словом, необходимо, чтобы ядерная безопасность любой страны соответствовала новому международному стандарту. Особо пристальное внимание следует обратить, конечно, на Пакистан, учитывая его географическое положение и отношения с «Аль-Каидой». Но нельзя игнорировать и некоторые другие страны. Достаточно упомянуть Сербию, Ливию и Гану, где имеются исследовательские реакторы. Необходимо либо склонить эти государства к полному отказу от хранения ядерных материалов, либо настоять на том, чтобы они содержали их в условиях, отвечающих международным стандартам. Между тем положительный пример российско-американского сотрудничества в данной области уже имеется: состоявшаяся 22 августа 2002 года успешная перевозка высокообогащенного оружейного урана (эквивалентного двум ядерным бомбам) с атомного реактора в Винце, вблизи Белграда, на один из объектов в России.

В-четвертых, Россия и США должны приложить все усилия, чтобы предотвратить дальнейшее распространение ядерного оружия, в частности, в такие страны, как Северная Корея, Ирак и Иран. Как показывают факты, действуя сообща, США и Россия способны вынудить то или иное государство к отказу от ядерных амбиций. Напротив, когда США и Россия противостоят друг другу, появляются новые ядерные государства. Два ярких примера — Индия и Пакистан.

Наконец, учитывая опыт совместной борьбы Америки и России против бен Ладена и «Аль-Каиды», необходимо активизировать взаимный обмен разведывательной информацией, совместно готовить упредительные акции против террористов, криминальных группировок или стран-»изгоев», стремящихся приобрести оружие массового поражения.

Российские и американские лидеры должны сконцентрировать все свои усилия, все внимание на ядерной угрозе. Для ее устранения потребуется не меньше воображения, энергии и настойчивости, чем для предотвращения ядерного конфликта между супердержавами в период холодной войны. Однако любые, даже самые активные действия не принесут результатов, если не будет всеобъемлющего непрерывного сотрудничества между США, Россией и другими ядерными странами. Качественно новые отношения между президентами Путиным и Бушем, установившиеся после событий 11 сентября, создают серьезные предпосылки для достижения общей цели. И мы обязаны преуспеть.


1. Matthew Bunn, John P. Holdren, and Anthony Wier. Securing Nuclear Weapons and Materials: Seven Steps for Immediate Action. Nuclear Threat Initiative and the Managing the Atom Project, 20 May 2002.

2. Речь Ричарда Лугара на Московской конференции по инициативе в области ядерной угрозы 27 мая 2002 года.

Последнее обновление 16 ноября 2002, 18:05

} Cтр. 1 из 5