Производство возвращается домой

17 декабря 2013

Промышленная политика наносит ответный удар

Пьера Маньятти – научный директор исследовательской группы Nomisma при Болонском университете.

Резюме: В прошлом экономисты заботились о том, чтобы по возможности свернуть промышленную политику, но теперь они считают, что настало время подумать, как более эффективно действовать в этом направлении. Приоритетное внимание к производственному сектору объединяет часть развивающихся и развитые страны.

Статья опубликована в ежегоднике Nomos & Chaos за 2013/2014 год.

В развитых странах снова обратили внимание на промышленность. После долгих лет деиндустриализации правительства поднимают вопрос о том, как возродить производство – один из важнейших двигателей экономического роста. В то же время несколько крупных компаний, прежде всего американских, планируют вернуть некоторые мощности в Соединенные Штаты.

Возвращение производства: анекдот или факт?

6 декабря 2012 г. генеральный директор компании Apple Тим Кук объявил об инвестиционном плане на общую сумму 100 млн долларов с целью открытия в США линии по производству компьютеров Mac. Благодаря обещанным инвестициям начиная с 2013 г. такие компьютеры станут производиться исключительно в Америке, а несколько моделей марки Apple больше не будут иметь обозначение «Разработано в Калифорнии, сделано в Китае». На следующий день компания Foxconn, один из крупнейших производителей высокотехнологичных устройств, таких как смартфоны и платы для компьютеров и телевизоров, объявила о намерении расширять присутствие на родине для удовлетворения запросов своих клиентов на изготовление изделий в Соединенных Штатах.

Аналогичный курс проводит еще ряд серьезных компаний, таких как Caterpillar, General Electric и Ford. Они также объявили о планах вернуть некоторые производственные активы в США. Что это: случайное совпадение или первые признаки набирающей силу тенденции?

Дебаты о репатриации индустрии в Соединенные Штаты все жарче. Особенно горячо обсуждается вопрос о том, нужны ли Америке большие производственные мощности. Как это часто случается с публичной дискуссией о тенденциях, размах которых мы пока себе четко не представляем, самое интересное связано не столько со спорами о сравнительной статистике по восстановленным производственным линиям и рабочим местам, тем более что данные пока еще не собраны, сколько с истоками и движущими силами данного явления.

Скептики указывают, что возвращение производства в США до сих пор не привело к резкому росту числа рабочих мест в промышленном секторе. С января 2010 г. занятость в американской промышленности увеличилась на 520 тыс. рабочих мест, но при этом 50 тыс. из них создано иностранными компаниями. Это немалое число, но пока еще оно несопоставимо с количеством рабочих мест, сокращенных в связи с переносом производства в другие страны. Согласно данным Американского бюро по трудовой статистике, с 2000 по 2009 гг. страна лишилась 6 млн рабочих мест в промышленном секторе.

В марте прошлого года Ян Хациус из компании Goldman Sachs указал на то, что рост американской промышленности с 2000 г. представляет собой не более чем цикличное восстановление после рецессии, и этот факт все еще не может служить убедительным доказательством «возрождения» американской промышленности. Даже когда 2 апреля прошлого года газета The Washington Post обратила внимание на решение некоторых европейских промышленников открыть предприятия в Соединенных Штатах, чтобы воспользоваться низкими ценами на энергоносители, в передовице The New York Times говорилось о «промышленном мираже».

Скептики следят за ростом масштаба операций, тогда как оптимисты уделяют больше внимания обстоятельствам, приведшим к такому всплеску промышленного производства. Помимо сокращения разрыва в зарплатах между Китаем и США постоянно растет производительность труда американских рабочих. Увеличиваются расходы на транспортировку товаров, что делает работу за рубежом более дорогостоящей. При этом стоимость энергии в Соединенных Штатах снижается в связи с огромными объемами добычи природного газа. Эти и другие факторы могли бы сделать индустрию в США более конкурентоспособной не только в сравнении с Европой и Японией, но также и с таким промышленным гигантом, как Китай.

Конечно, не стоит ожидать, что Соединенные Штаты восстановят все 19 млн рабочих мест в промышленном секторе, которые существовали на 1980 год. Кроме того, сам характер труда будет существенно отличаться от работы, которую в свое время выполняли те самые 19 млн рабочих. Однако любой рост производства после длительного упадка прошлых десятилетий мог бы внести важный вклад в экономику и технологический прогресс.

Не только услуги

После долгих лет деиндустриализации правительства развитых стран ищут возможность возродить производство, рассматривая его как важный фактор экономического роста и ставя под сомнение сложившееся в последнее время разделение труда между высококвалифицированным Западом, обреченным на сферу услуг, и Востоком с характерно низким уровнем зарплат, а потому лучше приспособленным для промышленного производства.

В докладе о положении страны в январе 2012 г. президент США Барак Обама включил в число прочих приоритетных задач администрации укрепление и возрождение прочной производственной базы, и прежде всего промышленности, а также разработку налоговых льгот и других мер стимулирования изготовления товаров в будущем. Три из 17 страниц документа посвящены «плану возрождения промышленного производства», оживлению индустриального потенциала Америки за счет снижения себестоимости выпускаемой продукции, налоговых стимулов и льгот для компаний, возвращающих в страну активы, ранее перемещенные в другие страны, и создающих рабочие места для американцев в промышленном секторе.

В очередном докладе о положении страны от 12 февраля 2013 г. Обама подчеркнул, что главная задача состоит в том, чтобы сделать Америку магнитом для новых рабочих мест и новых производств. После 10 лет сокращений в индустриальном секторе, сказал американский президент, за последние три года производственные компании создали порядка полумиллиона рабочих мест. Обама также привел несколько примеров, отметив, что компания Caterpillar возвращает рабочие места из Японии, Ford – из Мексики и Китая, Intel открывает в Соединенных Штатах свое самое передовое предприятие. Он также упомянул о возвращении компанией Apple мощностей в Америку.

Аналогичные изменения происходят во Франции, где правительство недавно взяло на вооружение новую промышленную политику, чтобы определить сценарии для индустриального развития. Даже британский консервативный кабинет во главе с Дэвидом Кэмероном не остался в стороне от этой тенденции и всерьез обсуждает с самыми престижными университетами Соединенного Королевства вопрос о том, как стимулировать «возрождение производства», создав наиболее благоприятные условия для этого в Великобритании.

Такой процесс начинается с ответа на вопрос о том, может ли развитая в экономическом отношении страна, такая как Соединенные Штаты, жить и процветать без промышленного производства. В Америке проблема чрезвычайно актуальна – до такой степени, что Массачусетский технологический институт (МТИ) запустил недавно исследовательскую программу под названием «Производство в инновационной экономике», в которой анализируется состояние промышленности в США и рекомендуются новые стратегии. Речь идет об инновациях и технологиях, требующих обновления производственной базы, которое способствует экономическому росту и созданию рабочих мест.

По мнению экономиста и профессора МТИ Сюзан Бергер, проблема порождена колоссальным социальным неравенством в Соединенных Штатах, вызванного экономикой, лишенной производственной базы, а также растущей пропастью между такими «горячими анклавами», как Силиконовая долина, Бостон, Дарем-Ралей, Остин, и «черными дырами» вроде Детройта, при полном отсутствии промежуточных решений. Бергер полагает, что инновации, не обеспеченные промышленным потенциалом, не приводят к образованию среднего класса – станового хребта американской демократии. Следовательно, цель проекта – показать, как инновации могут трансформироваться в новые мощности.

Доводы сторонников ренессанса в промышленном производстве подтверждаются целым рядом аналитических исследований. Признать индустрию двигателем экономического роста позволяет наличие нескольких качественных признаков.

Промышленное производство – источник знаний. Оно требует максимальных расходов на научные исследования и разработки, наиболее интенсивных и глубоких инноваций, способствующих значительному приросту производительности труда. Промышленные товары несут в себе новые технологии, которые становятся достоянием всей экономики. Следовательно, знание не ограничивается потенциалом индустрии, но охватывает экономическую систему целиком по двум каналам: субподрядные отношения между компаниями и технология изготовления промышленных товаров, используемых в других отраслях в качестве орудий производства. В общем и целом, более высокая производительность труда соответствует более высокой его оплате, что благоприятствует привлечению высококвалифицированных кадров и созданию благоприятного цикла их ротации. Наконец, промышленное производство необходимо для торговли с остальным миром. Его упадок неизбежно идет рука об руку с растущим дефицитом торгового баланса, который в долгосрочной перспективе снижает внутренний спрос, а это неблагоприятно сказывается на уровне жизни.

Акио Морита, основатель компании Sony, утверждал много лет назад, что, утратив производственную базу, любая мировая держава рано или поздно перестает быть таковой. Вот почему китайцы так решительно настроены на промышленность, понимая, что в ней – ключ к экономическому росту.

Новая математика глобализации

С этими соображениями тесно связан феномен возвращения производственных мощностей к родным берегам. Но почему компании решили изменить курс? Отчасти это могло быть вызвано политическим давлением на крупные американские предприятия. Но большинство аналитиков солидарны в том, что главные причины коренятся в экономике.

Один из них – это цена на нефть, которая утроилась за последнее десятилетие. Как следствие, произошло удорожание транспортировки товаров между континентами. В то же время бум добычи природного газа в Америке снижает энергетические затраты заводов и фабрик. Высокие транспортные расходы в сочетании с низкой себестоимостью производства в США по факту служат для компаний убедительной причиной рассматривать возможность возвращения активов домой.

Кроме того, согласно исследованию Boston Consulting Group (BCG), начиная с 2000 г. зарплаты в Китае также росли более чем на 10% ежегодно. Согласно другим статистическим данным, они выросли на 43%, а стоимость единицы труда в долларах с 2007 г. увеличилась на 20%. В итоге КНР в значительной мере утратила конкурентное преимущество, связанное с низкой стоимостью рабочей силы. К этому стоит добавить появление независимых профсоюзов на китайских заводах. По сообщению The Financial Times, компания Foxconn впервые в Китае запустила на своих предприятиях процесс избрания независимых профсоюзных органов, не связанных с дирекцией.

Американские профсоюзы между тем сменили стратегию, проявляя большую гибкость в организации работы и соглашаясь на снижение зарплат и льгот. В промышленном парке в городе Луисвилл, штат Кентукки, созданном General Electric в 1951 г. для производства бытовой техники, почасовая оплата труда 70% работников составляет 13,5 доллара, что на треть ниже уровня, предусмотренного трудовыми соглашениями от 2005 года. Производительность труда растет, а соотношение стоимости американской рабочей силы и конечной продукции снижается.Согласно последнему исследованию, опубликованному экономистами Международного валютного фонда Митали Дас и Папа Н'Диайе, через несколько лет Китай вплотную подойдет к так называемому «переломному моменту Льюиса». Лауреат Нобелевской премии сэр Артур Льюис рассчитал момент, когда рабочая сила в экономике становится настолько дефицитной, что это приводит к внезапному росту зарплат, снижению прибыли промышленных компаний и последующему падению объема инвестиций. Согласно двум вышеупомянутым экономистам, ожидается, что эта точка невозврата наступит в КНР между 2020 и 2025 годами. Но если активизируется профсоюзное движение, то перелом произойдет гораздо раньше. Дело не только в этом. Для своей прогнозной модели аналитики МВФ использовали данные ООН, согласно которым трудоспособное население Китая, дееспособное на рынке труда, начнет сокращаться в 2020 году.

Альтернативные сценарии, предусматривающие рост рождаемости, увеличение числа экономически активных граждан или повышение производительности труда, могут замедлить или ускорить наступление этого поворотного момента, но демография останется ключевым фактором, предопределяющим истощение дополнительных трудовых ресурсов. В 2012 г. Национальное бюро статистики в Пекине уже объявило о сокращении активного населения (с 15 по 59 лет) на 3,5 млн человек – до 937 миллионов.

Но есть еще одна причина, которая вынуждает Америку пересмотреть модель аутсорсинга: отделение в течение длительного времени стадии разработки и проектирования изделия от производственной фазы становится препятствием для инноваций и порождает конструкторские проблемы. Массачусетский технологический институт недавно провел анкетирование, чтобы узнать, что американские предприниматели на самом деле думают о возвращении производства в США и какие факторы влияют на процесс принятия решений и реальные изменения в географии промышленности.

Всего анкету заполнили 340 участников, в том числе 198 производственных компаний; из них 156 американских. 33,6% респондентов ответили, что они подумывают о репатриации деятельности в Соединенные Штаты, в то время как 15,3% заявили, что вынашивают реальные планы возвращения. По мнению МТИ, этот процент можно лишь отчасти объяснить эффектом сокращения рабочих мест в США, поскольку, согласно опросам, главная причина – в изменении местных экономических факторов. Если в прошлом перенос мощностей за рубеж был выгодным делом, то сегодня с учетом всех сопутствующих издержек бизнес переоценивает складывающуюся на мировом рынке ситуацию. По данным BCG, которая занималась этой темой, семь промышленных отраслей, в совокупности обеспечивающих две трети американского импорта из Китая, приближаются к тому состоянию, когда дешевле станет производить промышленные товары в Соединенных Штатах.

В сочетании с растущим экспортом, обусловленным постепенным возвращением производства в США, это может привести к созданию от 2 до 3 млн прямых и косвенных рабочих мест и к дополнительному росту производства на 100 млрд долларов в текущем десятилетии.

В первом отчете BCG, где была поднята эта тема («Сделано в Америке», август 2011 г.), объяснялось, как рост зарплат китайских рабочих и другие местные явления постепенно уничтожают преимущество КНР по части низкой себестоимости производства, а также снижают ее роль в качестве плацдарма для экспорта продукции в Северную Америку. Примерно в 2015 г., когда сочетание высокой производительности труда американских рабочих с преимуществами в логистике будет более ощутимым, мы можем стать свидетелями реального ренессанса промышленного производства в Соединенных Штатах.

Но в каких областях прорыва следует ожидать в первую очередь, и как он повлияет на экономику? Это семь промышленных отраслей, упомянутых в докладе BCG, которые импортируют товары из Китая на общую сумму 200 млрд долларов, но могут в будущем вернуться в Соединенные Штаты из-за растущих производственных издержек – бытовая и электротехника, компьютеры и электроника, металлические изделия, мебель, станкоинструментальная промышленность, пластмассовые и резиновые изделия и транспортные средства. Экономический эффект обещает быть значительным. От 10 до 30% промышленных товаров в семи отраслях, которые США в настоящее время импортируют из КНР, могут вернуться на родину к концу десятилетия, добавив от 20 до 55 млрд долларов к американскому ВВП.

По предварительным оценкам, репатриация производственных мощностей из Китая в сочетании с ростом экспорта в силу растущей конкурентоспособности Соединенных Штатов по сравнению с Западной Европой и другими крупными развитыми рынками могли бы снизить безработицу на 1,5–2 процентных пункта и уменьшить торговый дефицит, не связанный с нефтепродуктами, на 25–35%. И это по самым консервативным подсчетам. Бостонские эксперты полагают, что новая «производственная математика» обещает далеко идущие последствия.

При этом американцы – не единственные, кто собирается переносить производственные мощности в США. Компании других стран также оценивают целесообразность скорого размещения промышленных линий в Соединенных Штатах. В частности, речь идет об изготовителях промышленных товаров из Западной Европы, Японии, Южной Кореи и даже самого Китая.

Возвращение к промышленной политике

В июне 2011 г. президент Обама объявил о создании Передового партнерства по промышленному производству, в задачи которого входит разработка рекомендаций по возврату США конкурентных преимуществ в производственной сфере. В декабре того же года при нем создан национальный плановый отдел по внедрению соответствующих рекомендаций и определению наиболее перспективных технологий, в которые можно инвестировать ради создания новых рабочих мест, повышения качества промышленности и глобальной конкурентоспособности Соединенных Штатов. В докладе о положении в стране в январе 2012 г. президент Барак Обама запросил широкий пакет мер, направленных на создание новых рабочих мест, включая снижение корпоративных налогов и обучение рабочих.

Одним из последствий глобального экономического кризиса является реанимация дебатов о промышленной политике, хотя и в несколько ином виде. Вот уже несколько лет в центре внимания – прямые и особенно побочные меры, направленные на укрепление производственного потенциала, и эта тема решительно выходит на передний план дебатов об экономическом курсе, поскольку нет признаков ослабления кризиса.

Кризис ускорил темпы смещения центра тяжести в направлении быстроразвивающихся экономик и высветил слабые места тех экономических систем, в которых не произошло модернизации промышленной основы. Процесс возвращения мощностей в базовые страны, который начался в развитых державах и в частности в США, заставляет по-новому взглянуть на этот важный вопрос.

Одним из примеров служит вышеупомянутая программа МТИ. Среди других ее аспектов можно отметить следующие:

  • способность Америки изобретать новые технологии и производить товары, а также умение сопоставлять американские и другие компании; экономики с высокими издержками и заработными платами, такие как Германия и Япония, и быстроразвивающиеся экономики, такие как Китай и Индия;
  • новые производственные парадигмы, способные ускорять переход от лаборатории к рынку, объединять стадии первичного производства с научными исследованиями и разработками, а также с предоставлением благ и услугами населению;
  • потенциал преобразования технологий и связанных с ними процессов (например, новые комплексные модели производства биотехнических продуктов, полупроводников на заказ, нано- и современные опорные или поддерживающие информационные технологии) с целью сделать их доступными для новых подходов к бизнесу, которые проложили бы путь к инновациям в управлении цепочкой поставок и организации труда;
  • обучение новым навыкам и всесторонняя подготовка рабочей силы сегодняшнего и завтрашнего дня;
  • трансграничные партнерства между американскими и зарубежными компаниями, так чтобы новое разделение труда оказывало положительное влияние на создание прибавочной стоимости в США.

Как недавно подчеркнул профессор Роберт Уэйд, в течение 30 лет, то есть со времен администрации Рональда Рейгана, наблюдается широкий консенсус по поводу того, что ни одно правительство не должно проводить промышленную политику. Само словосочетание было табуировано в западных демократиях и в таких международных организациях, как Всемирный банк, находящийся под управлением преимущественно западных держав. Тем не менее последние два года экономисты во всем мире снова начали обсуждать данную тему как предполагаемый путь выхода из нынешнего экономического кризиса, поразившего как развитые, так и развивающиеся государства.

Если в прошлом экономисты заботились о том, чтобы по возможности свернуть промышленную политику, то теперь они считают, что настало время подумать, как более эффективно действовать в этом направлении. История показывает, что подобный подход вправду связан с определенными рисками, но и его можно проводить так, чтобы повышать конкурентоспособность компаний и ускорять экономический рост. То общее, что объединяет как часть развивающихся, так и развитые страны – это приоритетное внимание к производственному сектору.

Рецепты проведения промышленной политики включают разные факторы, технологии, знания, доступность и себестоимость различных видов энергии, защиту окружающей среды, образование и накопление навыков рабочей силы и, наконец, что немаловажно, комплексный рост, основанный на занятости населения.

} Cтр. 1 из 5