О силе и бессилии

3 марта 2013

Фёдор Лукьянов - главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Резюме:

Что такое сила государств сегодня? Чем определяется могущество? Деньгами, оружием, способностью управлять информацией? Или чем-то еще? Об этом спорили участники международной конференции «Россия в мире силы XXI века», приуроченной к 20-летию СВОП и 10-летию журнала «Россия в глобальной политике», которая прошла в декабре 2012 года в рамках юбилейной Ассамблеи Совета по внешней и оборонной политике. Дискуссия была крайне насыщенной, но лишь приоткрыла эту необъятную тему. Зато вдохновила нас на продолжение разговора, и этот номер журнала во многом развивает идеи и предположения, прозвучавшие в «Лесных далях».

Военная сила по-прежнему определяет очень многое в межгосударственных отношениях, но одной ее недостаточно, и она не способна компенсировать слабость по другим направлениям, уверен Алексей Арбатов. С ним согласен Сергей Дубинин – имперская политика прошлого, основанная на военно-политической экспансии, давно исчерпала себя, теперь все определяет экономическая мощь и эффективность. Евгений Примаков говорит об идеях и образах, которые формируют восприятие стран остальными участниками международных отношений. Россия, по мнению патриарха отечественной политики, многое утратила за два десятилетия в представлении других, увлекшись ложно понятыми либеральными постулатами. Все три статьи развивают тезисы, прозвучавшие на конференции, другие выступления можно прочитать в специальном разделе на нашем сайте www.globalaffairs.ru.

Кто сильнее в современном мире – Запад или Восток? Мнения авторов расходятся. Мрачно смотрит на будущее Америки и Европы Фарид Закариа, укоряя их в самонадеянности и нежелании решать множащиеся экономические проблемы. Роджер Олтман, напротив, преисполнен веры в успех – несмотря на нынешний пессимизм, только Запад в состоянии выйти из кризиса более сильным, чем прежде.

Самым ярким примером «новой силы» считался еще недавно Европейский союз, ныне переживающий потрясения. Тимофей Бордачёв приходит к выводу, что ЕС не вернет себе многообещающих позиций, на которых он находился в конце ХХ века – уникальное интеграционное объединение не приспособлено к существованию в условиях мирового беспорядка. Татьяна Романова останавливается на особенности экспансии Евросоюза – проекции норм и правил на другие государства, это остается фирменным знаком и сегодня, когда организация переживает не лучшие времена. Андрей Журавлев и Екатерина Кузнецова ищут новые сферы взаимодействия России и Европейского союза, которые могут послужить мультипликаторами силы обеих сторон, сейчас отстающих по влиянию от Америки и Азии.

Ручир Шарма развенчивает миф о лидерских перспективах БРИК – второй эшелон, считает он, так и останется на запасном пути. Николай Косолапов, не переоценивая шансы этой группы стран, полагает, что на деле только благодаря им Запад может продолжить свою стратегию роста, если сами они, конечно, не начнут противодействовать западному доминированию.

Знаменитый экономист корейского происхождения Чан Ха Чжун усматривает признаки тяжелого кризиса экономической теории – подходы нескольких десятилетий обанкротились, но не сдаются.

Изменения в глобальной расстановке сил порождают оживленный спор в самой могучей стране мира – Соединенных Штатах, как вести себя на международной арене. Вторая администрация Барака Обамы более чутко прислушивается к сторонникам сдержанности и экономии средств. К этому призывает, например, Барри Позен, рекомендующий резко снизить активность. С ним категорически не согласны Джон Айкенберри, Стивен Брукс, Уильям Уолфорт. Экономия обернется куда большими затратами и потерями, утверждают они.

Футуролог Карл-Хайнц Штайнмюллер предостерегает от простой экстраполяции текущих тенденций на предстоящие годы – сила и слабость легко меняются местами, причем происходит это совершенно неожиданно. Будущее политики определят технологии, уверен он, поскольку придется все больше заниматься регулированием совершенно новых процессов. Елена Черненко подтверждает этот тезис, разбирая проблему информационной или кибербезопасности, которая быстро становится одной из главных на повестке дня крупных стран. Если в войнах классического типа существуют хоть какие-то принятые большинством игроков нормы поведения, то киберпространство пока скорее напоминает арену боев без правил. Томас Фридман, всемирно известный международный обозреватель, недавно побывавший в гостях у нашего журнала, отмечает, что на информационном поле стало невероятно многолюдно. Тем, кто привык считать себя профессионалами, приходится конкурировать с миллионами любителей, вырвавшихся на просторы интернета, к тому же их слово зачастую звучит и громче, и весомее, вне зависимости от того, правдиво ли оно.

В следующем номере мы вновь обратимся к бурлящему Ближнему Востоку, поговорим об Арктике, Восточной Азии, военных бюджетах эпохи экономии и о многом другом.

} Cтр. 1 из 5