На пороге "десятых"

20 декабря 2010

Фёдор Лукьянов - главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Резюме: "Нулевые" годы завершились почти так же, как начинались. Великие державы столкнулись с непредусмотренными игроками, способными спутать все карты.

«Нулевые» годы завершились почти так же, как начинались. Великие державы столкнулись с непредусмотренными игроками, способными спутать все карты. На заре десятилетия, в 2001 г., громко заявила о себе транснациональная террористическая сеть, а в 2010-м – непонятно откуда взявшийся компьютерный гений, который устроил мировой сеанс разоблачения. Впрочем, в обоих случаях больший урон нанесли не сами акции таинственных сил, а реакция на них государств. Объявленный США после 11 сентября «крестовый поход против терроризма» серьезно дезорганизовал международную политику, а кампания, последовавшая за публикациями Wikileaks, усугубила межгосударственное раздражение и превратила дипломатию в объект бульварной хроники.

Джозеф Най пишет в этой связи, что наибольшей угрозой мировой системе является не «смена лидера» (в прошлом подобное, как правило, происходило насильственным путем), а распыление власти за счет увеличения влияния негосударственных акторов. Это чревато ростом нестабильности, противостоять которой предстоит Соединенным Штатам, а они, полагает автор, надолго останутся наиболее мощной державой. Уильям Пфафф в этом не столь уверен: принимая меры обеспечения национальной безопасности в мировом масштабе, Америка на деле провоцирует враждебность к себе.

Год прошел под знаком перезагрузки. В декабре вопрос о ратификации договора СНВ, подписанного весной, стал проверкой на прочность не только для российско-американских отношений, но и для администрации Барака Обамы, которой пришлось доказывать способность добиваться целей в схватке с оппозицией. Алексей Пушков скептически оценивает перспективы того, что Москва и Вашингтон смогут вы-   рваться из плена прежних подходов. Дмитрий Суслов размышляет на ту же тему, но полагает, что преодоление инерции возможно, и ключ к нему – отказ от обязательного поддержания ядерного паритета. Антон Хлопков анализирует, какие выгоды Россия и США извлекут из договора о сотрудничестве в сфере мирного атома, который наконец вступил в силу в декабре. Оксана Антоненко и Игорь Юргенс призывают не упустить возможность институционального сближения России и НАТО, которую открыл саммит в Лиссабоне. Главное, на их взгляд, – избегать нереалистичных ожиданий и ставить достижимые цели.

Взаимодействие России и западных стран считается залогом успеха российской модернизации. Марк Энтин сетует по поводу того, что потенциал сотрудничества с Евросоюзом в этой сфере практически не используется, хотя в выигрыше остались бы обе стороны. Тома Гомар обращает внимание на двойственность позиции Москвы. Кремль видит Запад в качестве партнера по социально-экономическому обновлению, но политически хотел бы относиться к числу стран БРИК – бурно развивающихся лидеров будущего. Уолтер Лакёр полагает, что Россия сама еще не осознала, к чему она стремится, поэтому не вполне понятно, как происходящие перемены скажутся на ее внешней политике.

Максим Минаев усматривает сходство между Россией и Великобританией – обе страны, пережив резкое падение своего международного статуса, ищут пути его восстановления в новых условиях. Александр Орешенков обращает внимание на проблемы, с которыми столкнется Россия в Арктике из-за непоследовательности в реализации собственных прав и интересов.

Леонид Григорьев и Марсель Салихов описывают ситуацию на мировых финансовых рынках, которую многие называют первыми залпами валютных войн. В эпицентре назревающего землетрясения – Китай и проблема курса юаня. О быстро растущей роли китайского фактора, особенно в азиатском регионе, с тревогой пишет Брахман Челлани. А Тецуо Котани пытается понять, почему политика нового правительства Японии привела к ослаблению позиций страны по всем направлениям – от отношений с Москвой и Пекином до пошатнувшегося альянса с США.

Хотя мир вступает во второе десятилетие XXI века, без ответа остаются многие вопросы, поставленные еще в конце века ХХ. Об этом напоминают материалы, собранные в двухтомнике «Переписка президента Российской Федерации Бориса Николаевича Ельцина с главами государств и правительств». Он выходит в свет в издательстве «Большая Российская энциклопедия». Выдержки из новой книги, которые мы публикуем в этом номере, показывают, что международная повестка дня мало изменилась с 1990-х гг. (ПРО, НАТО, Иран, Ирак, неустойчивость экономического развития). Разве что проблемы, обсуждавшиеся тогда, обострились – за счет ошибок и самонадеянности крупных стран и появления негосударственных игроков, которых еще не брали в расчет полтора десятилетия назад.

} Cтр. 1 из 5