Между анахронизмом и неопределенностью

23 октября 2010

Перемены на международной арене становятся все быстрее и масштабнее.

Фёдор Лукьянов - главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Резюме: Перемены на международной арене становятся все быстрее и масштабнее. Поведение государств определяется не участием в какой-то структуре или альянсе, а собственным, иногда не вполне внятным, пониманием своих интересов и способов их реализации.

Перемены на международной арене становятся все быстрее и масштабнее. Поведение государств определяется не участием в какой-то структуре или альянсе, а собственным, иногда не вполне внятным, пониманием своих интересов и способов их реализации. К этому добавляется изменение объективных параметров развития, на что не могут повлиять даже ключевые игроки, – от состояния климата и окружающей среды до объема доступных ресурсов.

Бас де Леув пишет, что человечество приближается-таки к «пределам роста», предсказанным несколько десятилетий назад. Дело даже не в грядущем исчерпании природных ресурсов (до этого еще не очень близко), а в том, что международное сообщество не готово – политически и экономически – существовать в условиях, когда эта перспектива становится очевидной.

Татьяна Романова продолжает тему, подчеркивая значимость новой научной дисциплины – политической экологии. Без глубокого теоретического осмысления того, как взаимосвязаны проблемы окружающей среды и стратегия поведения государств, анализ мировой политики уже невозможен.

На прямую связь между изменением климата и классической геополитикой указывает Кейтлин Антрим. Таяние льдов и трансформация Арктики в судоходную зону сделает континентальную Россию  морской державой. А это означает другой тип мышления и иную позицию в Евразии.

Адриан Пабст тоже предвидит серьезные сдвиги в российской политике. Необходимость модернизации в сочетании с переменами на мировой арене, прежде всего нарастанием трений с Китаем в совместном «ближнем зарубежье», логически приведет Россию к реальной интеграции с Европейским союзом. По мнению же Дмитрия Ефременко, Москве следует сохранять свободу маневра и не стоит торопиться примыкать к каким-либо центрам силы и влияния. Неопределенность носит концептуальный характер – непонятно, какой из различных вариантов модерна будет доминировать в предстоящие десятилетия. При этом автор признает, что самой мощной и центральной державой «мира после Америки» останутся Соединенные Штаты.

Алексей Фененко подробно рассматривает особенности стратегической культуры США и приходит к выводу, что, несмотря на конъюнктурные колебания, основа американской внешней политики неизменна: идентификация потенциальных противников и противодействие им с целью снижения угрозы – реальной или предполагаемой. Михаил Троицкий сетует на заколдованный круг в отношениях Москвы и Вашингтона – пока они находятся в состоянии взаимного сдерживания, прежде всего ядерного, «перезагрузки» останутся лишь краткосрочными периодами ослабления напряженности. Между тем, пишет автор, реальность ХХI века превращает подобный клинч в анахронизм, отвлекающий от истинных угроз безопасности обеих держав.

Фактором, который быстро меняет стратегический ландшафт, является рост Китая. Джеймс Краска, фантазируя на тему об американо-китайском столкновении на море в 2015 году, заключает, что США не готовы к настоящему вызову КНР, если таковой будет брошен. Правда, полагает Бобо Ло, сам Пекин еще далек от понимания того, чего он хочет в будущем. Поэтому Китай будет стараться сглаживать противоречия с Соединенными Штатами, хотя экономический рост и придает ему все больше уверенности в своих силах. Ричард Роузкранс идет наперекор охватившей всех моде на Азию и призывает американскую администрацию обратиться к верному союзнику – Европе – и создать Трансатлантическую зону свободной торговли. Растущие азиатские гиганты, по его мнению, потянутся к ней сами.

Хорхе Кастанеда затрагивает популярную тему реформирования институтов международного управления, дабы расширить права и привилегии поднимающихся держав. Он уверен, что надо быть крайне осмотрительным, допуская к «штурвалу» Китай, Индию, Бразилию, ЮАР или прочие быстро развивающиеся страны. Их экономические успехи, предостерегает автор, значительно опережают формирование современного политического сознания и чувства глобальной ответственности.

Сергей Васильев посвящает статью впечатляющей трансформации Бразилии из типичной латиноамериканской страны, сотрясаемой хронической нестабильностью, в одну из самых многообещающих и «модных» держав мира.

Корифей отечественной дипломатии Юрий Дубинин, только что отметивший 80-летие, затрагивает совсем необычную тему – роль интуиции в международной политике. Возвращаясь к событиям 35-летней давности, автор напоминает читателю, что даже из самых тупиковых ситуаций можно найти выход, если подойти к ним творчески. Сегодня, когда международная политика все более запутанна и многомерна, эти уроки более чем полезны.

В следующем номере – проблема транснационального наркотрафика, продолжение азиатской темы, наследие 1990-х гг. во внешней политике, а также о связи российской модернизации с международной средой.

} Cтр. 1 из 5