Элементы против системы

7 августа 2010

Фёдор Лукьянов - главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Резюме: О фундаментальных сдвигах в мировой политике и о кризисе институтов – международного права, базовых организаций, привычных систем отношений – говорят давно, с конца XX века.

О фундаментальных сдвигах в мировой политике и о кризисе институтов – международного права, базовых организаций, привычных систем отношений – говорят давно, с конца XX века. Но сейчас накопление перемен достигло качественного рубежа, после которого они вышли на другой уровень. Точнее, спустились на этаж ниже – от общей трансформации к изменению поведения конкретных стран. И этот процесс набирает обороты, так что участникам и наблюдателям впору готовиться к сюрпризам.

Тимофей Бордачёв задается вопросом, почему международная ситуация становится все более спонтанной. Фактор силы теряет значение как способ поддержания стабильных взаимозависимостей между игроками. Это ведет к ослаблению субъектности мировой системы, в результате отдельные ее элементы начинают действовать произвольно, то есть менее предсказуемо.

Неразрывные экономические связи опутывают все государства, но они не способны служить стабилизирующим компонентом. Во-первых, потому что сама глобальная экономика испытывает острый дефицит новых институтов, методов осмысления и инструментов управления (об этом статья Сергея Дубинина). Во-вторых, растущая целостность мирового хозяйства вступает во все более явное противоречие с дроблением политической структуры мира.

Для спасения ведущей роли НАТО Чарльз Капчан предлагает способ, который еще совсем недавно сочли бы издевательством – принять в альянс Россию. Широкое распространение в последние месяцы этой идеи – свидетельство высокой степени замешательства относительно перспектив глобальной безопасности. О растерянности Европы, которая чувствует себя крайне неуютно без плотной опеки США, пишет Михаэль Штюрмер.

Главная арена перемен – огромное азиатское пространство, раскинувшееся от Средиземного до Южно-Китайского моря. В его пределах сосредоточены и наиболее опасные вызовы современному развитию, и самые многообещающие возможности. А процессы, свойственные всему миру, здесь особенно наглядны.
Традиционные альянсы трещат по швам, на их месте возникают новые отношения. Евгений Сатановский разбирается, почему под сомнение поставлен казавшийся незыблемым союз Америки и Израиля. Александр Игнатенко обращает внимание на стратегический разворот Турции, которая, ощутив себя не частью «коллективного Запада», а региональной державой, ищет общий язык с соседями, например, с Ираном. Жан Левек, вернувшись из Тегерана, пытается понять, почему там не боятся давления со стороны самых влиятельных держав мира. Ответ все тот же – в условиях расползающегося миропорядка даже отнюдь не самая крупная и сильная, но напористая и самоуверенная страна способна добиваться того, о чем не могла и мечтать, пока действовала глобальная «дисциплина».

Владимир Сотников описывает ловушку, в которую попали союзнические отношения Вашингтона и Исламабада. США не верят в лояльность Пакистана, но не могут отказаться от альянса с ним, поскольку это обрушит всю афганскую кампанию. Автор полагает, что, как ни парадоксально, восстановлению баланса в силах помочь Москва, которая никогда не могла похвастаться близостью с Исламабадом. Стивен Бидл, Фотини Кристиа и Александр Тайер предлагают выход из афганского тупика. По их мнению, США пора отказаться от попыток построить в Афганистане современную централизованную демократию. Надо учитывать местные традиции и, по сути, разрешить властям в провинциях и селениях делать то, что они захотят.

Разительным контрастом безнадежным проблемам Ближнего и Среднего Востока выглядит ситуация в Восточной Азии. Регион, локомотивом которого является Китай, стремительно развивается. Впрочем, иногда динамичный подъем Дальнего Востока вызывает едва ли не большую озабоченность других держав, чем депрессивная неопределенность Ближнего.

Роберт Каплан предвидит рост не только экономического, но и военно-политического экспансионизма Пекина. Павел Салин задается вопросом, насколько стратегия «мирного возвышения» КНР опасна для России, и приходит к выводу, что как минимум пока отечественная элита не слишком обеспокоена. Анастасия Лихачёва, Игорь Макаров и Алина Савельева видят в азиатском развитии обширные возможности для России, которые она на сегодняшний день не использует.
Андрей Иванов, обращая внимание на интеграционные инициативы, которые активно обсуждаются в последнее время в Азиатско-Тихоокеанском регионе, полагает, что Москве необходимо принять участие в этой дискуссии – как в экономической области, так и в сфере безопасности. Александр Воронцов и Олег Ревенко анализируют острый кризис на Корейском полуострове, вспыхнувший прошлой весной, и усматривают в нем признаки фундаментальных перемен, наметившихся в восточноазиатской расстановке сил.

} Cтр. 1 из 5