Диалог на троих

1 июля 2010

Трехсторонние отношения между Китаем, США и Россией и их специфика

Ян Цземянь – президент Шанхайской академии международных исследований, ведущий научный сотрудник.

Резюме: Отношения между Пекином, Вашингтоном и Москвой имеют мировое значение, но сферой их приложения ныне служат двусторонние контакты. Отсутствие общепризнанных правил стратегического мышления, а также узкие рамки взаимодействия препятствуют превращению трехстороннего формата в динамичный международный фактор.

Данная статья отражает личную точку зрения автора. В основе статьи – его выступление на научном семинаре по теме «Трехсторонние отношения между КНР, США и РФ», проведенном в Шанхайском университете «Цзятун» 30 марта 2010 г.

Китай, Соединенные Штаты Америки и Россия – самые крупные национальные государства в мире по территории, численности населения и совокупной мощи. Отношения между ними носят стратегический характер и на региональном, и на глобальном уровне. Для того чтобы выработать модель регулирования трехсторонних отношений в целом и двусторонних по отдельности, эти три державы ищут сейчас взаимную опору в политике и дипломатии, стремятся адаптировать применительно друг к другу свою финансово-экономическую деятельность, а также сбалансировать инициативы в области обороны и безопасности.

Мировой финансовый кризис обостряет осознание того, что крупнейшие державы зависят друг от друга и им необходимо взаимовыгодно сотрудничать. В период после кризиса трехсторонние отношения между Китаем, Америкой и Россией становятся важной составляющей построения системы международных отношений. Кризис не только усиливает ощущение взаимозависимости в мировом сообществе эпохи глобализации, но и, что еще важнее, способствует стремлению каждой страны избежать повторения Великой депрессии 30-х гг. прошлого века.

Во-первых, КНР, США, Россия и по отдельности, и совместно подчеркивают важность мультилатерализма в построении системы международных отношений, стараются укрепить взаимодействие в ряде таких международных механизмов, как ООН, «Большая двадцатка» и др. Все это демонстрирует приверженность идее создания новой системы международных отношений.

Во-вторых, они осуществляют взаимодействие и в рамках других международных механизмов. В частности, в диалоге друг с другом Китай и Соединенные Штаты уделяют больше внимания  глобальным проблемам, а США и Россия активизируют консультации и дискуссии в области контроля над вооружениями и ядерного разоружения; Китай и Россия сотрудничают в рамках формата БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай. – Ред.).

В-третьих, все три страны делают особый упор на создание региональных подсистем, которые рассматриваются как важная составная часть глобальной системы международных отношений. При этом следует подчеркнуть, что во взаимосвязях этих стран еще остается ряд факторов неопределенности. Речь идет главным образом о том, какое влияние окажут на трехсторонние и международные отношения выход из кризиса и экономическое возрождение Соединенных Штатов.

Регулирование трехсторонних отношений между Китаем, США и Россией производит внешне незначительный эффект на целый ряд взятых по отдельности трехсторонних форматах в различных межгосударственных сочетаниях: КНР – Соединенные Штаты – Япония, Соединенные Штаты – Россия – Европа, Китай – Соединенные Штаты – Индия… В то же время тройственный формат способствует грандиозным переменам в соотношении сил на глобальной арене, оказывает влияние на геостратегию, геополитику, геоэкономику и геоэкологию по всей планете и в отдельных регионах.

Будучи катализатором указанных комбинаций трехсторонних отношений, связи Пекина, Вашингтона и Москвы существенно воздействуют на стратегическое позиционирование сторон и их понимание национальных интересов.

Во-первых, взаимное регулирование и переформатирование трехсторонних межгосударственных отношений стимулирует процесс развития многосторонней дипломатии (мультилатерализма) и глобализации, что является уникальной отличительной чертой нашего времени.

Во-вторых, данные страновые сочетания многосторонних отношений выходят за пределы идеологии, поэтому они нацелены не только на выбор и достижение конкретных целей, но и на решение глобальных проблем.

В-третьих, взаимодействие в форматах многосторонних отношений благоприятствует одновременно и сотрудничеству, и конкуренции между традиционными ведущими державами и новыми развивающимися странами, что является новым международным явлением.

В-четвертых, изменения, происходящие в отношениях между традиционными ведущими державами и новыми развивающимися странами в свою очередь влияют на стратегическое позиционирование этих государств и на то, как их национальные интересы сочетаются с интересами других развитых и развивающихся стран. Наиболее типичными сферами, в которых это проявляется, являются проблемы энергетической безопасности и изменения климата.

Итак, трехсторонние отношения между Китаем, США и Россией носят комплексный характер. Они развиваются на глобальном и региональном, двустороннем и многостороннем уровнях; конечно, в каждом конкретном случае есть определенная специфика. В целом отношения пока находятся лишь в самой начальной стадии выработки механизмов постоянного само- и взаимного регулирования.

Отношения между Пекином, Вашингтоном и Москвой имеют мировое значение, но сферой их приложения служат прежде всего двусторонние контакты. Более того, все три страны, преследуя цель совершенствования определенных областей,  взаимодействуют в значительной степени на региональном уровне, а не на глобальном уровне. Отсутствие общепризнанных правил стратегического мышления и порой узкие рамки взаимодействия препятствуют тому, чтобы трехсторонний формат стал самостоятельным и динамичным фактором в международных делах.

В связи с различиями в комплексной мощи каждого из государств и расхождением их основополагающих интересов в трехсторонних отношениях между Китаем, США и Россией недостаточно уделять внимание либо самым общим, либо, напротив, слишком узким темам. Например, Соединенные Штаты и Российская Федерация отдают предпочтение европейской тематике и проблеме контроля над вооружением. КНР и США больше интересуются проблемами Азиатско-Тихоокеанского региона и вопросами глобальной экономики. Китай и Россия имеют общие интересы в Центральной Азии и т. п. Не сформировав комплексной стратегии трехсторонних отношений, Китай, Америка и Россия взаимодействуют в большей степени с учетом текущих потребностей и ответов на какие-либо конкретные насущные вопросы. Следует иметь в виду, что развитие трехсторонних отношений зависит от того, как их воспринимают другие развитые и развивающиеся страны. Так что окончательное формирование трехсторонней стратегии еще впереди.

Выходя за пределы стратегического мышления «большого треугольника» времен холодной войны, КНР стремится придать динамику трехсторонним отношениям в новых исторических условиях.

Во-первых, стремительное развитие Китая ставит перед ним задачу усовершенствовать теорию внешней политики с китайской спецификой, преследуя цель построения гармоничного мира на основе взаимовыгодного сотрудничества и совпадения интересов. КНР предлагает новую концепцию безопасности, исходя из принципов взаимного доверия, выгоды и равенства, а также новую концепцию ценностей, которая зиждется на солидарности и взаимозависимости.

Во-вторых, Китай переосмысливает свою глобальную стратегию, в частности связи с другими ведущими державами. Продолжая рассматривать двустороннее взаимодействие в качестве основы, КНР стремится совершенствовать свою стратегию и политику великой державы, формируя многосторонние форматы на принципах динамичного сбалансирования.

В-третьих, Китай рассматривает китайско-американские отношения, российско-китайские отношения и трехсторонние отношения в глобальной перспективе. Вместе с тем Пекин способствует активному, всеобъемлющему партнерству между Китаем и США, стратегическому взаимодействию и партнерству между Россией и Китаем. Кроме того, КНР проводит научные исследования в области стратегического мышления, механизма и модели взаимодействия, а также в других областях трехсторонних отношений.

В-четвертых, столкновение двусторонних, трехсторонних и многосторонних интересов само по себе явилось бы негативным фактором, который необходимо со всей серьезностью принять во внимание. А различия в ключевых интересах и дефицит стратегического взаимного доверия, несомненно, являются главным препятствием на пути дальнейшего развития трехсторонних отношений. Принимая во внимание сказанное выше, трем странам следует повысить статус трехсторонних отношений в своей стратегии и дипломатии.

} Cтр. 1 из 5