Шантажируя греков, демократическая Европа приближает свой конец

30 июня 2015

Михаил Мардер - профессор философии в Университете Страны Басков, Испания.

Патрисия Виэйра - профессор литературы в Университете Джорджтаун, США.

Резюме: Сегодня мы удостоверились в том, что Евросоюз не следует демократическим путём.

Сегодня мы удостоверились, вне всяких сомнений, в том что Евросоюз не следует демократическим путём. На это указывает негативная реакция Еврогруппы на план греческого правительства провести в начале июля референдум по предложениям кредиторов страны. Точнее всего нашу главную политическую организацию можно охарактеризовать как строгий бюрократический порядок, который обязует своих наименее защищённых членов следовать диктатам банкиров и финансовых институтов, не представляющих волю граждан. Тяжело видеть как этот порядок отдаляется от базисных демократических идей проекта объединённой Европы, где гражданские свободы должны были сочетаться с экономическим благосостоянием.

Особенно поражает высказывание министра финансов Германии, Вольфганга Шойбле, который заявил, что, решив провести референдум, Греция свела на нет все усилия вложенные в переговоры.

Сама постановка вопроса о прямом народном волеизлиянии как «ядерной опции», угрожающей европейскому сотрудничеству по экономическим темам, отражает аллергическую реакцию статуса-кво  на истинно демократические институты. Ведь что более демократично чем всеобщее голосование? Почему греков хотят лишить возможности выбрать своё будущее? Что позволяет Еврогруппе диктовать судьбу страны и обрекать её на нищенское существование с непосильным уровнем внешнего долга?

В течение длительного процесса переговоров греческое правительство, да и весь народ, были намеренно инфантилизированы, представлены в роли капризных детей посягающих на рациональный родительский авторитет Тройки. Например, такие официальные представители EC как Жан-Клод Юнкер истолковали символический отказ большинства греческих министров, включая премьер-министра, носить галстук как знак их незрелости или ребячества. На самом деле, этот жест выражает политический отказ от засилья технократии в Брюсселе.

В совокупности с другими южно-европейскими странами, Греция постоянно выставляется северной частью континента в качестве образца общества в недоразвитом состоянии, а её граждане как невежи, не знающие что для них хорошо. Инициатива партии Сиризa изменить катастрофический ход событий и европейской политики затрагивающей Грецию рассматривается как подростковый бунт, настолько идеалистичный, что он не в состоянии взять в расчёт «реалии мира», которые неким образом совпадают с диктатами Тройки. Исключение министра финансов Яниса Варуфакиса из совещания министров финансов ЕС в прошедшую субботу похоже на наказание неповинного ребёнка, посягнувшегося на мудрых родителей. То есть выходит что греки, наряду с другими гражданами стран должников, не в состоянии руководить сами собой и принимать суверенные решения с прямыми последствиями для их же жизни и процветания.

Конкретные экономические меры, предложенные премьер-министром Алексисом Ципрасом были отклонены не потому что они нереалистичны, а потому что не соответствуют гегемонии его европейских «партнёров».

Главный вопрос: кто будет оплачивать стоимость займов и, следовательно, нынешнего глубочайшего кризиса. В то время как власти Греции хотят огородить свой народ от дальнейших страданий, члены Тройки намерены ускорить обеднение страны урезанием и без того мизерных пенсий и увеличением налогов с продаж—наименее прогрессивной формы налога, одинакового как для миллионера так и для безработного. В то время как с одной стороны мы видим решимость построить Европу во благо её граждан, с другой стороны проглядывается амбиция сохранить Европу, которая обслуживает деловые интересы и продолжает обогащать и без того состоятельное меньшинство.

Результат схематически обрисованного противостояния на лицо: ЕС систематически шантажирует Грецию. Либо лидеры страны принимают нерациональные требования кредиторов, допуская полное обнищание населения, либо им предстоит быть свидетелями разрушения национальной экономики после дефолта и выхода из Еврозоны. Между молотом и наковальней, ответом греческого правительства стало настаивание на возвращении суверенитета народу. Такой упор оказался неприемлем с точки зрения Европы, скатывающейся к тоталитарной организации политической жизни.

Протест греческого правительства против предписаний Еврогруппы, точно названных унизительными, не является подростковым восстанием. Намерение провести референдум возвращается к начальным (хоть и номинальным) демократическим идеалам Европы. Нынешнее сражение между Голиафом Тройки и греческим Давидом не мотивированно ни деталями финансового соглашения ни более обширным экономическим планом для отдельного члена EC, а конфликтом по поводу суверенитета и де факто политической модели правления.

В том случае если Греция будет выдворена из Еврозоны через односторонние махинации финансовых институтов нежелающих услышать голоса избирателей, борьба за внедрение проекта демократической Европы будет проиграна. В развязке нынешней напряжённой ситуации определяются контуры будущего союза банкиров и финансистов или союза народов. Греция и её правительство находятся на передовой линии в борьбе за саму душу Европы.

} Cтр. 1 из 5