Россия и Германия – долгожданная встреча «зеркальных близнецов»?

26 мая 2015

Сергей Бирюков - политолог

Резюме: Юбилей Великой Победы, отмечаемый в весьма непростой для нас ситуации в мировой политике, располагает к размышлениям и суждениям, выходящим за рамки привычных и устоявшихся. В числе требующих такого осмысления тем – отношения двух государств, кульминация которых пришлась на времена Второй Мировой войны.

Юбилей Великой Победы, отмечаемый в весьма непростой для нас ситуации в мировой политике, располагает к размышлениям и суждениям, выходящим за рамки привычных и устоявшихся. В числе требующих такого осмысления тем – отношения двух государств, кульминация которых пришлась на времена Второй Мировой войны. Россия и Германия - «своего рода «зеркальные близнецы», кровопролитная и разрушительная война между которыми и ее результаты позволяют глубже осмыслить важные моменты в их сложных и противоречивых исторических взаимоотношениях. Обе страны, прежде чем прийти к ситуации тотального противостояния «не на жизнь, а на смерть» в 1941-1945 годах, прошли в ходе своей истории целый ряд сходных по своему содержанию и смыслу периодов. Подобное совпадение не позволяет свести сложную диалектику двухсторонних взаимоотношений лишь к набившему оскомину «спору между славянами и тевтонами».  И это – помимо  огромного вклада, внесенного немцами в российскую политическую и военную историю, экономику, культуру, науку и технику.

Изначально весьма сходными оказались траектории самоутверждения двух держав в Европе. Так, если Германия смогла реализовать свою многовековую мечту об объединении лишь в 1871 году после серии военных и политических успехов 1860-х годов, то Россия именно в правление Александра Второго и Александра Третьего смогла восстановить и упрочить свои позиции в Европе после тяжелейшего по своим последствиям поражения в Крымской войне.

Обе страны изначально отставали от ведущих стран Запада в социально-экономическом развитии - и обе пытались преодолеть это отставание с помощью реформаторского «рывка» на рубеже ХIХ – ХХ веков – следствием чего стало перенапряжение социальной структуры вкупе с недостаточностью гибкостью и эффективностью властно-политических институтов – что привело в итоге обе страны к революциям примерно в одно и то же время. Путь догоняющей «катастрофической модернизации» с последующим срывом в революцию оказал драматическим выбором для тогдашних Москвы и Берлина. Падение монархии вследствие военных неудач и общего политического кризиса в ноябре 1917 и 1918 соответственно повергло оба государства в политический хаос, следствием чего стали глубокие социальные и политические потрясения, изменившие до основания политический и социальный строй обеих стран. Россия пошла по пути социалистической революции – Германия в 1918 году лишь чудом избежала этой перспективы; выступление «спартаковцев» во главе с Карлом Либкнехтом и Розой Люксембург в январе 1919 года было подавлено частями фрайкора при полной политической поддержке социал-демократов Эберта.

Воссоздание в обеих странах разновидности либерального (или либерализованного) порядка – создание Веймарской республики осенью 1919 года и введение НЭПа вкупе с гражданским миром в Советской России в 1921 – не обеспечило им ожидаемой политической устойчивости и ожидавшегося решения масштабных социально-экономических проблем. В результате вышеназванные «переходные» и сравнительно мягкие режимы в результате углубления кризисов внутреннего развития в обеих странах примерно в одно и то же время были заменены диктаторским и мобилизационным правлением. В рамках этих режимов «нового типа», при всем различии их идеологий, была предпринята попытка консолидировать расколотые предшествующими противостояниями и «классовыми боями» общества. С помощью управляемой «классовой войны» против внутренних оппонентов и противников обе страны избежали полномасштабной гражданской войны и смогли создать предпосылки для модернизационного рывка – использованного Россией и Германией для достижения весьма различных по своему характеру  геополитических целей.

Сложная диалектика общечеловеческих и национальных ценностей также предопределила общий драматизм политического развития обеих стран – и если в Германии произошел крен в сторону радикального национализма (принявшего в итоге форму нацизма), то в Советской России – в пользу специфически понятых общечеловеческих ценностей (коммунизм и большевизм), борьба за которые привела к ущемлению «национального начала». И не случайно, что именно Вторая Мировая война привела к столкновению двух этих проектов – в результате чего германский националистический проект, имевший глубокие корни в истории немецкой политической мысли, привел страну к военному и политическому крушению, а советский интернациональный проект уже в ходе войны претерпел трансформацию в направлении «национальных интересов» и «советского патриотизма».

После войны сначала Германия, а затем и Россия пережили период либерализации с отбрасыванием «проклятого прошлого» (осуждение нацизма в воссозданной ФРГ и развенчание сталинского правления в СССР Никитой Хрущевым). Однако до конца трансформаций было еще далеко. Обе страны примерно в одно и то же время заложили основы т.н. «нового мышления» - в Западной Германии у его истоков за десятилетие до Михаила Горбачева с его перестроечными инициативами встал канцлер от CДПГ Вилли Брандт, завершивший формирование немецкой модели социального государства и заявивший в качестве долгосрочной стратегии «новую восточную политику». Затем векторы развития двух государств внешне разошлись – объединение Германии символизировало торжество многолетней национальной идеи и одновременно «западных ценностей», а СССР вследствие глубокого системного кризиса пришел к своему распаду и отказу от активной внешнеполитической роли. Однако очередной исторический виток, связанный с кризисом продвигавшихся и продвигаемых Германией стратегий евроинтеграции и с усилением России (продвигающей проект евразийской интеграции) и жесткой ответной реакцией на последнее поставили оба государства перед во многом сходными проблемами.

На взгляд автора,

сегодня в условиях кризиса мировой и европейской политики, и в России, и в Германии протекает процесс «консервативной рефлексии» в отношении имеющегося исторического опыта – без возврата к дискредитировавшим себя идеологемам, но с возможным отказом от ряда прежних несбывшихся политических ожиданий и иллюзий.

Возможно, для двух «зеркальных близнецов» настало время соотнести свои идейные и геополитические поиски и рефлексии – с целью избежать полномасштабного конфликта между Россией и Европой, крайне невыгодного и бесперспективного для обеих сторон.

Последнее особенно актуально сегодня, в дни юбилея Великой Побед, которая означала для России историческое самосохранение и возможность будущего, а для Германии – освобождение от губительных заблуждений и химер, приведших к тяжелейшему в национальной истории поражению. Сегодняшняя ситуация все более явно требует от двух государств, их руководства и элит откровенного политического разговора «без купюр» и шаблонов.

АПН

} Cтр. 1 из 5