Реакция Обамы в отношении Ирака: мифы и реальность

16 июня 2014

Арег Галстян - эксперт по политике США на Ближнем Востоке и Южном Кавказе, факторам лоббизма во внешней политике США, по внутриполитическим процессам в США, руководитель научно-аналитического портала American Studies.

Резюме: Последние события вокруг Ирака вызвали очередную волну критики внешней политики администрации Барака Обамы.

Последние события вокруг Ирака, связанные с успешными наступательными действиями террористов из организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), вызвали очередную волну критики внешней политики администрации Барака Обамы. Сенатор Джон Маккейн заявил, что предшественник Обамы республиканец Джордж Уокер Буш выиграл кампанию в Ираке, а Обама потерял эту страну. «Мы выиграли. Генерал Дэвид Петрэус вышел победителем из этого конфликта. Если бы мы оставили достаточное количество войск, то не столкнулись бы сегодня с кризисом. Это – фундаментальные акты. Факт в том, что мы одержали победу в этом конфликте. У нас было стабильное правительство. Но президент хотел как лучше, а получилось как всегда, и теперь мы вынуждены платить очень высокую цену», - отметил сенатор Маккейн. Так ли это на самом деле?

Обострения внутренних противоречий в Ираке. 

С точки зрения военно-политической стратегии, американскую кампанию в Ираке можно назвать наихудшей. Для администрации Буша было чрезвычайно важно минимизировать собственные потери на начальном этапе операции. То есть уничтожить суннитскую политическую верхушку и найти влиятельных шиитских союзников. Таким образом, Америка пошла по пути наименьшего сопротивления, уничтожив вековую политическую иерархию страны, отдав власть шиитским оппозиционерам, которые были не готовы принять столь важную миссию.

Известный американский политический аналитик, Стивен Уолт, отмечает, что шииты вместо налаживания диалога начали преследование лидеров суннитских политических сил, а это спровоцировало массовые мятежи.  Администрация Буша-младшего предпочитала не замечать эти процессы, выдвинув формулу: «Шиитов больше, значит править должны они».

Что же на самом деле представляет собой шиитское правительство? 30 апреля 2014 года ведущие политические силы Ирака провели консультации на высшем уровне, чтобы обсудить возможность формирования коалиционного правительства. Блок «Государство и закон», возглавляемый Нури Аль-Малики, не сумел набрать необходимый кворум для формирования правительства. Теперь действующему премьеру необходимо найти общий язык с  ведущими суннитскими политическими силами, представленными «Высшим исламским советом» и религиозным  блоком Муктады ас-Садра. Малики придется учитывать и 55 мандатов, которые получили курдские партии: «Горран» и «Демократическая партия Курдистана».  В целом, выборы в нижнюю палату парламента должны были ответить на многие вопросы и продемонстрировать готовность ведущих партий договориться.

Но внутриполитические разборки, связанные с разделением портфелей и вопросом дальнейшего нахождения премьера Аль-Малики у власти, играли на руку террористам «ИГИЛ», которые вели успешные бои против правительственных сил в провинции Анбар.

По официальным данным ООН, только за апрель-май текущего года в результате террористических атак погибло более 800 мирных граждан. Активность исламистов в Ираке была также обусловлена фактором «молчаливой» поддержки шиитами президента Сирии Башара Асада и подпитывалась кризисом в отношениях центральных властей с лидером курдской автономии Масудом Барзани. Из-под контроля шиитского правительства полностью вышел город Эль-Фалуджа, когда один из духовных лидеров суннитов призвал к активному сопротивлению «политике геноцида, проводимой шиитами с поддержки Ирана и США». Для «ИГИЛ» установление контроля над провинцией Анбар является крайне важной политической и стратегической задачей в рамках идеи создания «Имамского эмирата», в который также должны войти районы Ракка и Дейр-эз-Зор.

Другой фактор – это Иран, который продолжает оказывать правительству Ирака во главе с премьером Аль-Малики финансовую, военную и политическую поддержку. Так, именно Иран направил элитные спецподразделения для помощи правительственным войскам в борьбе против боевиков ИГИЛ. С одной стороны, для премьера Малики, который собирается сохранить свой пост на третий срок, внешняя поддержка Ирана чрезвычайно важна. Однако избирательная политика Тегерана привела к конфликту внутри шиитских элит. Так, согласно специальному постановлению Верховного суда Ирака, крупнейшая фракция имеет право назначать премьер-министра и формировать правительство. Исходя из этого постановления, Нури Аль-Малики, чья фракция имеет 92 мандата, заявил о готовности к созданию нового правительства, но  «Национальный шиитский альянс» отказал. В официальном заявлении НША отмечается, что инициатива Малики «противоречит ситуации, складывающейся в настоящее время в Ираке».    

Реакция США

Президент Барак Обама заявил, что готов оказывать Ираку поддержку, но о возвращении американских войск и речи быть не может. «Мы не будем посылать войска обратно на войну в Ирак, но я попросил своих помощников по вопросам безопасности разработать ряд других мер, которые могли бы помочь иракским силовикам. Любые действия, которые мы можем предпринять для помощи иракским силовикам, должны сопровождаться искренними и серьезными усилиями местных политиков по преодолению конфессиональных различий, гарантированию стабильности, учету интересов всех общин Ирака и продолжению формирования дееспособных сил безопасности»,- подчеркнул Обама. Его заявление вызвало возмущение в стане республиканцев, которые обвинили президента Обаму в «подрыве национальных интересов» Америки на Ближнем Востоке.

Председатель комитета по иностранным делам Палаты представителей, республиканец Эд Ройс заявил, что слишком часто за решительными словами Обамы  следовали нерешительные действия, а иногда и бездействие. «Результат политики Обамы – Соединенным Штатам перестали доверять, и успешная внешняя политика стала практически невозможной», - подчеркнул конгрессмен Ройс.  Реакция республиканцев в канун промежуточных выборов в Конгресс совершена очевидна. Однако, на самом деле, администрация Белого Дома предприняла конкретные шаги. Так, еще в мае Пентагон и Госдепартамент одобрили продажу Ираку военной техники на сумму в 990 млн долларов. В ближайшее время комитет по иностранным делам должен одобрить соглашения о поставках в Ирак боевых самолетов «AT-6C Texan II».  Более того, объявлено о возобновлении подготовки иракских военных в Иордании. 

«Иордания положительно относится к просьбе тренировать иракских военных на своей территории. Этот проект пройдет в рамках традиционного сотрудничества между Иорданией, Ираком и США в области борьбы с терроризмом в регионе», - заявил министр иностранных дел Иордании Мухаммед Момани. Несмотря на вышеназванные факты, республиканцы продолжают обвинять президента Обаму в «нерешительности». Понятно, что под «нерешительностью» подразумевается отказ от силового решения возникшей проблемы. При этом напомним, что республиканцы упрекают действующего президента за то, что он поспешил с выводом войск из Ирака. Относительно «силового сценария» Обама действует совершенно логично по двум ключевым причинам.

Во-первых, Обама понимает, что республиканцы пытаются устроить ему и демократам политическую «ловушку». Для проведения операции против террористов необходимо получить поддержку комитета по иностранным делам, комитета по военным делам и комитета по ассигнованиям в Сенате, который пока находится под контролем демократического большинства. Так, если демократы одобрят военный  сценарий, то получат более мощный внутриполитический удар. Поэтому для Обамы и демократов критика республиканцев в данной ситуации приемлемее, нежели одобрение военного акта.

Во-вторых, за последние пять лет администрация Обамы выделила миллиарды долларов на подготовку иракской армии. Неудивительно, что американский президент многократно подчеркивал, что «Ирак должен научиться защищать себя от террористов». Не исключено, что в случае безуспешной операции республиканцы поднимут вопрос о целесообразности миллиардных вливаний в подготовку армии, которая не способна самостоятельно обеспечивать безопасность своей страны.

Обвинения о спешном выводе войск также не выдерживают никакой критики. Дело в том, что в свое время именно премьер Аль-Малики отказался предоставить гарантии, которые предоставляет любая другая страна в мире, разместившая американские войска.  Единственный промах Обамы – это серьезный провал работы американских спецслужб в Ираке.

Американский политолог Шейн Харрис в своей статье «Успехи джихадистов в Ираке огорошили американских разведчиков» отмечает: «Американские разведслужбы были застигнуты врасплох, когда боевики из "Исламского государства Ирака и Леванта" захватили на этой неделе два крупных иракских города и обратили в бегство вооруженные силы Ирака. Неспособность разведслужб предсказать последний кризис в Ираке, скорее всего, обострит критику того, как администрация Обамы справляется с другими мировыми кризисами, в том числе в Сирии и на Украине. Тем, чем ИГИЛ владеет лучше всего, мы владеем хуже всего. У нас просто нет хорошей сети разведчиков в Ираке».

} Cтр. 1 из 5