Политическое цунами Юго-Востока Украины

30 апреля 2014

Сергей Бирюков - политолог

Резюме: Ситуация, связанная с инициированной Киевом антитеррористической операцией в отношении «мятежных территорий» подходит к своему логическому завершению.

Ситуация, связанная с инициированной Киевом антитеррористической операцией в отношении «мятежных территорий» подходит к своему логическому завершению. После массового выступления граждан Донбасса против «революционных» киевских властей становится все более очевидным, что прежней Украины уже не будет. Борьба за справедливость и собственные права в одночасье перестали быть монополией сторонников Майдана. Западно-украинские и киевские интеллектуалы в свете последних событий все чаще задаются вопросом о том, как жить дальше в пока единой стране в свете всего происходящего. И очевидного ответа на этот вопрос у них нет.

Уроженец Львова Тарас Чорновил, неоднократно за последние годы менявший свой «партийную» прописку, в своем блоге глубоко сожалеет о «фактически состоявшейся» утрате Украиной Донецка и Луганска. И в то же время - пытается повлиять на мятежные регионы «пряником», утверждая, что именно Юго-Восток прежде всего выиграл бы от евроинтеграции… именно в силу своей «глубокой отсталости» от «общедемократических стандартов». И посему – у жителей Юго-Востока нет другого выбора, помимо сдачи на милость «прогрессоров».

Наиболее патетично свой взгляд на происходящее на Донбассе сформулировал это известный львовский политобозреватель Остап Дроздов: «Сейчас взгляды всех украинцев направлены на то, удастся ли Украине удержать Восток со всем соцветием его примитивных фобий… На правах мотора Революции Запад имеет моральное право качать права в этой стране. И формировать свою повестку дня….»

При этом Дроздов не готов более жертвовать «соборным единством и «гомогенностью» Украины ради удержания Юго-Востока. Требования жителей этого региона относительно русского языка, сохранения своих культурных традиций и исторической идентичности для него не приемлемы. В случае же неприятия Юго-Востоком родившейся на Майдане «новой» украинской идентичности Дроздов согласен на его отделение от Украины.

Мало того - Дроздов пытается своеобразно шантажировать Юго-Восток угрозой отделения… Западной Украины. Ключевые слова статьи: «Галичина ничего не теряет, перестав быть Украиной.... Если Украина не захочет слушать Запад и воплощать его государственные устремления — Запад будет удачно делать это без Украины. Сепаратисты есть не только на Востоке….". Подобный проевропейский сепаратизм, безусловно, не будет никоим образом наказан – в отличие от любой подобной ему активности на Юго-Востоке Украины.

В свою очередь, активно пишущий на украинских аналитических ресурсах киевский политолог Юрий Романенко напротив, признается, что испытывает моральное облегчение от отделения Крыма и возможного отделения «ретроградного» Донбасса. Ибо последние, по его версии, мешают реализации задуманного им модернизационного проекта с созданием современной и конкурентоспособной украинской нации. Каким образом «авангард нации» сможет реализовать этот масштабный проект, избавившись от индустриальных областей Юго-Востока и оставшись с преимущественно аграрными и глубоко деиндустриализированными областями Запада и Центра Украины, Романенко не объясняет. Ибо поставленная им высокая цель позволяет не задумываться о конкретных средствах ее реализации.

Посылы многих других приверженцев единства Украины – от «характерной» сериальной актрисы Елены Бондаревой-Репиной до депутата Верховной Рады от «Батькивщины» Александры Кужель, представляющей Юго-Восток – выглядят концептуально проще. Они сводятся к тому, что «депрессивный» и политически «отсталый» Донбасс просто обязан подчиниться «прогрессивным» Киеву и Галичине, поскольку россияне якобы будут считать его жителей «людьми второго сорта». В то же время любые попытки последнего отстаивать собственные интересы и взгляд на события рассматриваются как проявления политической «реакции», которые нужно немедленно подавлять. Характерно, что в своем стремлении к подавлению «совков» и «колорадов» Юго-Востока некогда считавшиеся либералами «культуртрегеры» и «менторы» Майдана становятся все ближе к национал-радикалам из ВО «Свобода» и идеологам «Правого сектора». Либеральная и национал-демократическая стадии украинской «революции» на сегодня успешно пройдены, и приверженцы Майдана все более переходят на радикальные позиции, будучи морально готовыми бороться за единство страны практически любыми средствами.

Подобная реакция, по мнению автора, объясняется шоком либеральных и национально ориентированных киевлян и уроженцев Западной Украины от внезапно проснувшейся пассионарности Юго-Востока. Последний, отбросив лояльность долгое время эксплуатировавшей его ресурсы и неоднократно сдававшей его интересы элите «Партии регионов», впервые за 23 года украинской независимости заявил о себе созданием массового народного движения. У юго-востока действительно обнаружились ценности, которые он готов отстаивать, а также глубокое чувство собственного достоинства, не уступающее в силе надрывному галичанскому мессианизму. 

Пассионарный подъем жителей Юго-Востока – неизбежное следствие брутальной активности и итоговой победы Евромайдана. Если бы лидеры украинской оппозиции и поддерживающие их киевляне хотели бы создать подлинное общегражданское движение против коррупционного режима Януковича, им очевидно не следовало делать ставку на ударный «кулак» из галичанских националистов (в значительной степени представлявших все то же село либо культурно близкие к нему малые и средние города своего региона). В итоге государственное и политическое наследие Советской Украины, инерция которого долго обеспечивала единство страны, было окончательно отброшено. Сломав тонкий механизм согласования интересов различных территориальных кластеров Украины и упорно продвигая культурную и политико-идеологическую унификацию, триумфаторы Евромайдана не оставили Юго-Востоку выбора – за исключением активного сопротивления.

Культуртреггерское мессианство киевлян и галичан более неприемлемо для Востока, переживающего мощнейший пассионарный подъем и процесс политической эмансипации, не уступающий по масштабам и силе аналогичному взлету галичан после обретения Украиной независимости. Культуртреггеры из Киева и Львова, желающие далее наставлять и поучать «схидняков», не поняли главного – их миссия на Юго-Востоке более не востребована. В случае дальнейшего педалирования «киевско-галичанского» проекта на Юго-Востоке его приверженцев ожидают суровое разочарование и фрустрация. В случае его продвижения военной силой – гражданская война с непредсказуемыми последствиями для Украины.

В то же время и в сегодняшнем Киеве периодически звучат голоса разума. Например, политолог Алексей Блюминов полагает, что сегодня у Украины существует выбор между тем, чтобы стать, условно говоря, Польшей или Бельгией – то есть выбрать модель унитарного государства с жесткой политикой унификации (какой была Польша 1918-1939 годов) либо Бельгией (то есть многонациональной толерантной страной с федеративным устройством). По мнению Блюминова, у нынешних властей в Киеве еще есть шанс найти конструктивный выход из сложившейся ситуации.

Видный представитель федералистского движения у Украины киевлянин Михаил Павлив говорит о том, что без пассионарных энергий и потенциала Юго-Востока (который он предпочитает называть Новороссией) у Украины не получатся никакая модернизация и никакая современная нация. Для этого, согласно Павливу, остальной Украине нужно позволить Юго-Востоку быть «не Украиной» - то есть сохранить свои языковые особенности и культурно-цивилизационную идентичность, основанную на синтезе русской и украинской культур. В случае отказа ему в этом праве неизбежно начнется реализация самостоятельного новороссийского проекта.

Однако не поздно ли предлагать подобные примирительные проекты? И как можно ли склеить прежнее единство, которое практически распалось или трещит по швам на наших глазах? «Прежней Украины больше нет» – сказал Леонид Кучма после первого, еще не связанного с массовым насилием Майдана. После Евромайдана это заключение верно вдвойне. Галичанская субэтническая общность, не получив за 23 года от остальной Украины ожидавшихся ею признания и удовлетворения, уже вполне определилась со своими политическими символами и ценностями, и готова идти в Европу как ее неотъемлимая часть. Политизированные киевляне готовы присоединиться к этому проекту с небольшими поправками и оговорками. Юго-Восток на глазах оформляет свое новое политическое сознание и идентичность; последние долгое время существовали в приглушенном состоянии, а сегодня их актуализация способна трансформировать не только кризисную Украину, но и ситуацию в пространстве «Русского мира» в целом. К каким результатам приведет этот процесс самоопределения региона – зависит дальнейших от действий Украины и России. Точка бифуркации пройдена, и счет в этом процессе идет уже на дни.

| АПН

} Cтр. 1 из 5