Обращаться как с проигравшей

17 марта 2014

Джек Мэтлок – посол США в СССР с 1987 по 1991 годы, автор книги «Рейган и Горбачев: как закончилась холодная война».

Резюме: Неспособность оценить итоги холодной войны оказывает глубокое влияние на отношения России и Запада и объясняет то, что мы сегодня видим.

Однажды в сентябре 1987 года госсекретарь Джордж Шульц уселся в кресло за столом в конференц-зале напротив министра иностранных дел СССР Эдуарда Шеварднадзе. Оба они прибыли в Нью-Йорк для участия в Генеральной Ассамблее ООН. Как он обычно делал в начале подобных встреч, Шульц передал Шеварднадзе список нарушений прав человека в Советском Союзе. Предшественник Шеварднадзе Андрей Громыко неизменно получал такие же списки с недовольным видом и читал нам лекции о недопустимости вмешательства во внутренние дела СССР.

Однако на этот раз Шевраднадзе посмотрел Шульцу в глаза и сказал через переводчика: «Джордж, я проверю эту информацию, и если она окажется верной, я сделаю все, что в моих силах для устранения этой проблемы. Но хочу, чтобы ты понял: я сделаю это не потому, что ты меня об этом просишь, а потому что это нужно моей стране». Шульц ответил: «Эдуард, это единственная причина, по которой нам обоим следует что-то делать. Хочу заверить тебя, что никогда не попрошу тебя сделать что-либо, если не буду уверен, что это в интересах твоей страны».

Они встали и пожали друг другу руки. Наблюдая за этой сценой с удивлением и сильнейшими эмоциями, я понял, что холодная война окончена и мне будет намного легче работаться на посту посла США в Москве, чем моим предшественникам.

Тот судьбоносный момент я вспомнил на прошлой неделе, когда переговоры между госсекретарем Джоном Керри и главным дипломатом России по поводу разрешения кризиса на Украине не увенчались успехом. Поразительно, что сегодня в публичной дипломатии используется гораздо более жесткий язык, чем тот, на котором мы говорили в свое время публично или наедине. «Санкции могут быть введены очень быстро, если будет сделан неверный выбор», — угрожал Керри.

Я не верю, что мы являемся свидетелями возобновления холодной войны. Напряженные отношения между Россией и Западом в большей мере вызваны недопониманием, неверным истолкованием и игрой на внутреннюю аудиторию и избирателя, нежели реальным столкновением идеологий или национальных интересов. Разногласий намного меньше, и они намного менее опасны, чем те, с которыми мы имели дело во времена холодной войны. Но неспособность оценить итоги холодной войны оказывает глубокое влияние на отношения России и Запада и объясняет то, что мы сегодня видим.

Общее мнение о том, что Запад вызвал крах Советского Союза и тем самым выиграл холодную войну, глубоко ошибочно. Факт в том, что холодная война окончилась переговорами к выгоде обеих сторон. На декабрьском саммите 1989 года на Мальте Михаил Горбачев и президент Джордж Буш подтвердили, что идеологической подоплеки войны больше не существует, а два государства больше не считают друг друга врагами. В течение следующих двух лет мы теснее сотрудничали с Советами, чем даже с некоторыми из наших союзников. Вместе мы остановили гонку вооружений, добились запрета химического оружия и договорились о резком сокращении ядерных арсеналов.

Я также был свидетелем крушения “железного занавеса”, освобождения Восточной Европы и добровольного отказа советского лидера от коммунистической идеологии. Без гонки вооружений, губившей советскую экономику и увековечивавшей тоталитаризм, Горбачев смог сосредоточиться на внутренних реформах.

Поскольку развал Советского Союза случился вскоре после этих событий, люди часто путают его с окончанием холодной войны. Но это были разные события, и первое не было неизбежным следствием второго. Более того, распад СССР на 15 государств не был вызван действиями США, и это вовсе не то, что они планировали. Мы надеялись, что Горбачев сколотит добровольный союз советских республик минус три балтийские страны. Буш дал ясно это понять в августе 1991 г., когда призывал союзные республики принять договор, предложенный Горбачевым и предостерегал их от «самоубийственного национализма». Россиянам, сожалеющим о распаде Советского Союза, следует помнить о том, что избранный лидер России Борис Ельцин сговорился с украинским и белорусским коллегами заменить СССР ни к чему не обязывающим и слабым «содружеством».

Даже после того, как СССР перестал существовать, Горбачев утверждал, что «окончание холодной войны — наша общая победа». Тем не менее, Соединенные Штаты упорно относились к России как к проигравшей стороне.

«Милостью Божьей Америка победила в холодной войне», — сказал Буш в ежегодном докладе Конгрессу о положении в стране. Сама по себе эта риторика вряд ли могла причинить ущерб. Но она была подкреплена соответствующими действиями, предпринятыми следующими тремя президентами.

Президент Клинтон поддержал бомбежки Сербии войсками НАТО, не получив одобрения в Совете Безопасности ООН, а также взял курс на расширение НАТО, включив в этот блок бывшие страны-члены Варшавского договора. Такие действия шли вразрез с общим пониманием того, что США не воспользуются уходом советских войск из Восточной Европы. Эти действия полностью разрушили доверие россиян к Америке. Опросы, проведенные в 1991 г., показывали, что около 80% граждан России положительно относятся к Соединенным Штатам; в 1999 г. почти такой же процент граждан отрицательно относились к США.

Владимир Путин был избран в 2000 г. и поначалу следовал прозападной ориентации. Когда террористы атаковали Соединенные Штаты 11 сентября 2001 г., он был первым иностранным лидером, позвонившим американскому коллеге для выражения соболезнования и поддержки. Он сотрудничал с США во время вторжения в Афганистан и добровольно закрыл российские военные базы на Кубе и в Камрани, Вьетнам.

Что он получил взамен? Ничего не значащую похвалу от президента Джорджа Буша-младшего, который затем нанес два быстрых дипломатических «удара под дых»: дальнейшее расширение НАТО в Балтии и на Балканах наряду с планами открытия американских баз на этих территориях и выход из договора по ПРО. За этим последовал ввод войск в Ирак без одобрения Совета Безопасности ООН, неприкрытое участие в «цветных революциях» на Украине, в Грузии и Кыргызстане; а затем, посягнув на некоторые из самых ярко-красных линий, проводимых любым российским лидером, американцы заговорили о присоединении к НАТО Грузии и Украины. Американцам, наследникам «Доктрины Монро», следовало бы понять, что Россия будет сверхчувствительна к приближению иностранных военных альянсов к ее границам.

Президент Обама предпринял знаменитую и небезуспешную попытку «перезагрузки» отношений с Россией: новый договор СНВ стал важным достижением; страны также расширяли сотрудничество по ряду региональных проблем, не афишируя его. Но затем склонность Конгресса «совать свой нос в чужой вопрос» при одновременной неспособности решать собственные проблемы начала приносить неприятные плоды. Акт Магницкого, в котором Конгресс заклеймил именно Россию за нарушение прав человека, как будто в других странах не было сопоставимых по тяжести нарушений, разозлил правителей России и утвердил в сознании широкой российской общественности образ США как непримиримого врага.

Печальный факт заключается в том, что целый ряд суровых порицаний внутренней политики России, прозвучавших из Соединенных Штатов и вызвавших чрезмерную реакцию со стороны России, настолько отравил двусторонние отношения, что когда кризис на Украине взорвал мировое общественное мнение, тихая и мирная дипломатия, характерная для времен окончания холодной войны, была уже невозможна. Вот почему 43% россиян готовы поверить в то, что кризис был спровоцирован действиями Запада, и что Россия находится на осадном положении.

Военная оккупация Путиным Крыма усугубило положение дел. Если Крым войдет в состав Российской Федерации, это вполне может привести к взаимным упрекам, обвинениям и экономическим санкциям, напоминающим о временах холодной войны. При таком сценарии победителей не будет — только проигравшие. Больше всего проиграет сама Украина, которая может не уцелеть в нынешнем виде, а также Россия, которая станет более изолированной от всего мира. Россия может также пострадать от террористических актов на своей периферии, совершаемых антироссийскими экстремистами, а также столкнуться с более решительным сопротивлением со стороны правительств соседних стран Таможенному Союзу, который предлагает им Россия.

Тем временем США и Европа также понесут потери в том смысле, что разъяренная Россия еще более затруднит решение мировых и региональных проблем, таких как иранская ядерная программа, Северная Корея, гражданская война в Сирии и многие другие. Россия не всегда проводила в этих вопросах ту политику, которую от нее ожидали Соединенные Штаты, но она больше нам помогала, чем думают многие американцы. Никто не заинтересован в том, чтобы подталкивать Россию к обструкционизму в этих вопросах.

| WP-Opinions

} Cтр. 1 из 5