Неадекватность Обамы в украинском вопросе замыкает круг

8 сентября 2014

Роберт У. Мери – политический редактор журнала The National Interest и автор книг по американской истории и внешней политике. Последняя его книга называется «Их положение: американский президент глазами избирателей и историков». Опубликовано http://nationalinterest.org/feature/obamas-ukraine-folly-comes-full-circle-11218

Резюме: Президент Обама, похоже, не знает, почему события прошлой недели на Украине произвели на него столь сильное впечатление. Российский президент Владимир Путин начисто переигрывает его

Президент Обама, похоже, не знает, почему события прошлой недели на Украине произвели на него столь сильное впечатление. Российский президент Владимир Путин начисто переигрывает его; тем не менее, американский президент выражает свои мысли так, как будто может сказать нечто существенное по данной теме. Это несоответствие между реальными событиями и рассуждениями президента показывает, что Обама потерял связь с реальностью.

В среду на прошлой неделе Путин обнародовал концепцию прекращения огня со стороны украинского правительства и пророссийских мятежников-сепаратистов на востоке Украины. Президент Украины Петр Порошенко быстро принял эту концепцию в качестве основы для прекращения боевых действий. На следующий день стороны объявили, что начнут соблюдать договоренность о прекращении огня, в том числе условия, выдвинутые Путиным. К ним относится приостановка наступательных действий, включая авиаудары, отвод украинской артиллерии от городов, находящихся под контролем повстанцев, освобождение пленных, установление «безопасных коридоров» для доставки помощи и материалов, необходимых для восстановления разрушенных зданий в местах ведения боевых действий, размещение иностранных наблюдателей для контроля над соблюдением мирного соглашения и украинско-российской границы.

С точки зрения продолжающейся дипломатической драмы с участием Украины, России и Запада это важный прорыв. В пятницу «Нью-Йорк Таймс» процитировала Тимоти Эша, лондонского эксперта по данному региону из «Стэндарт Банк», который сказал, что данное соглашение означает только одно: украинско-российский конфликт теперь будет заморожен и перейдет в стадию дипломатического противостояния наподобие того, что имеет место в отношении других квазинезависимых «серых зон», в которых доминирует Россия. В качестве примера он привел Приднестровье в Молдове, а также Абхазию и Южную Осетию в Грузии.

Днем ранее «Уолл-Стрит Джорнал» выразила мнение, что подобное развитие событий «может сорвать планы Киева сблизиться с Европой» в качестве средства для оживления экономики. В статье говорится, что Путин хочет провести «границу, очерчивающую территории в Донецкой и Луганской областях, находящиеся под контролем повстанцев» и добиться от Украины обязательства не вводить туда войска. «Оспариваемые границы, – говорилось далее в журнале, – сделают членство Украины в НАТО невозможным».

Только и всего. Именно этого Путин и добивался все это время: исключить возможность вступления Украины в НАТО и приближения подразделений альянса к российским границам. В статье, написанной Полом Зоне и Грегори Уайтом и опубликованной на страницах того же Журнала, дается редкий для западной прессы аналитический взгляд, описывающий точку зрения России:

«Движение к компромиссному решению показывает реальное положение вещей в этом конфликте. Россия с ее многовековыми культурными, языковыми и экономическими связями с Украиной время от времени готова поставить на карту намного больше, чем Запад, для оказания влияния на Киев. Россия считает недопущение вступления Украины в НАТО жизненно важным для своей национальной обороны».

Это реальность, с которой согласился президент Порошенко, приняв сделку, предложенную Путиным. Понятно, что ни ЕС, ни США не готовы к военному вмешательству в спор между Украиной и Россией. Хотя Россия упорно отрицает участие своих военных в гражданской войне на Украине, последние события показывают, что Путин инициирует любые необходимые тайные действия или операции, чтобы не допустить победы Киева над пророссийскими элементами на востоке Украины.

Как отмечает Тимоти Эш из «Стэндарт Банк», над Киевом нависла угроза потери стратегически важной территории. «Любое промедление, возможно, привело бы к потере Мариуполя, – пишет он, – а вместе с ним и к образованию наземного коридора, связывающего Россию с Крымом». Эш добавил, что это, вероятно, было бы «смертельно» для украинской экономики.

В данном случае мы наглядно видим силу «неумолимого дифференциала мощи». В сфере международных отношений эта мощь проявляется по-разному: в виде военных технологий и оборудования и способности их применения, в численности населения и национальном богатстве. Она может выражаться в обострении национальных чувств под влиянием определенных конфликтов, в геополитических преимуществах и императиве, в готовности тратить национальное достояние и проливать кровь своих солдат ради достижения государственных целей. Когда все эти элементы мощи складываются воедино, становится очевидно, что Россия имеет достаточно сил для того, чтобы оказать на Украину любое нужное ей влияние.  

Какова реакция Обамы на этот урок внешнеполитического реализма? Комментируя предложение Путина и его очевидное принятие президентом Порошенко, он продемонстрировал, что легко может подменить реальную силу словами. «Нельзя достичь реалистичного политического урегулирования, – заявил он, – если Россия, по сути, говорит, что мы будем и дальше отправлять танки, войска, вооружения и военных советников под маской сепаратистов (отнюдь не доморощенных), и что единственное возможное урегулирование – это уступка Украиной части собственной территории или своего суверенитета».

В контексте всего того, что только что случилось на Украине, это слова несерьезного человека. Между прочим, реалистичное политическое урегулирование возможно только тогда, когда стороны, участвующие в конфликте, понимают реально существующий фундаментальный расклад сил, что можно сказать о Порошенко, но, очевидно, нельзя сказать об Обаме.

Это была одна из основополагающих тем реалистов. С самого начала этой драмы они утверждали, что ставки Запада относительно будущего Украины даже близко несопоставимы со ставками России, которая включала Украину в сферу своего влияния в течение последних трех с половиной веков и считала отношения с этой страной критически важными для своей государственной безопасности.

Этот непреложный факт ставит на повестку дня важный вопрос. Если у нас нет серьезной заинтересованности в исходе этого противостояния, и мы ясно сказали себе и всему миру, что не будем воевать за Украину, и если понятно, что давление и воздействие на ситуацию осуществляется с другого направления, для чего нам тогда вообще участвовать в этом противоборстве?

Бросаться громкими фразами и заявлениями как раз в тот момент, когда твоя политика не может быть реализована из-за силового сопротивления другой стороны, не просто создает видимость слабости, но и ставит нашего президента в нелепое положение. Создается впечатление, что он не понимает, что в действительности происходит. Это не тот имидж, который должны проецировать великие государства.

} Cтр. 1 из 5