Мирный план по Украине: пять основных препятствий

8 февраля 2015

Максим Юсин - журналист, первый заместитель заведующего отделом «Коммерсантъ»

Резюме: Цель минского саммита — утвердить мирный план, который позволил бы прекратить войну в Донбассе. Какие пункты мирного плана вызывают наибольшие споры и какие нерешенные вопросы могут завести переговоры в тупик?

В среду в Минске должен пройти саммит в «нормандском формате» — с участием лидеров России, Франции, Германии и Украины. Туда же прибудут представители контактной группы, в том числе делегации ДНР и ЛНР. Такое решение принято по итогам прошедших в воскресенье телефонных переговоров Владимира Путина, Ангелы Меркель, Франсуа Олланда и Петра Порошенко. Цель минского саммита — утвердить мирный план, который позволил бы прекратить войну в Донбассе. По итогам общения с информированными собеседниками в Москве и других европейских столицах, знакомых с ходом дискуссий, корреспондент “Ъ” МАКСИМ ЮСИН попытался понять, какие пункты мирного плана вызывают наибольшие споры и какие нерешенные вопросы могут завести переговоры в тупик.

1. Не урегулирован вопрос, кто будет следить за соблюдением перемирия и за отводом тяжелых вооружений. Украинская сторона скептически относится к введению на территорию страны международных миротворческих сил и категорически против участия в этих силах российских военнослужащих. Но разворачивание, например, «голубых касок» ООН займет слишком много времени: потребуется принятие соответствующей резолюции Совбеза, консультации со странами — потенциальными участницами операции, подготовка контингентов, переброска их на Украину. На это уйдут месяцы — за это время конфликт в Донбассе может принять еще более драматический оборот.

2. Глубина демилитаризованной зоны, из которой должно быть отведено тяжелое вооружение. Президент Франции Франсуа Олланд говорил о 50–70 км в обе стороны. Но в случае с небольшими по площади ДНР и ЛНР это будет означать отвод вооружений с большей части территории республик вплотную к российской границе.

3. Вопрос контроля над российско-украинской границей в той части, где она соприкасается с территорией ДНР и ЛНР. В Москве опасаются, что, если самопровозглашенные республики будут отрезаны от России настоящей границей с размещением там, например, международных миротворческих сил, это может затруднить военную помощь ополченцам, в случае если Киев решит предпринять наступление на Донецк или Луганск, как в августе прошлого года. Чтобы реализовать этот пункт, необходимо доверие к Киеву со стороны Москвы (которого нет) либо твердые гарантии Запада, что наступление украинской армии на Донецк и Луганск не состоится ни при каких обстоятельствах (что также затруднительно, учитывая уважение ЕС и США к украинскому суверенитету). Впрочем, надо понимать, что граница на этом участке слишком протяженная (450 км) и слишком проницаемая — для установления эффективного контроля над ней необходимы такие силы и средства, которыми международное сообщество в настоящее время не располагает. Так что этот пункт, даже если будет внесен в итоговый текст соглашения, останется в значительной степени декларативным.

4. Статус широкой автономии ДНР и ЛНР в составе Украины, которого требует Россия и который, по данным “Ъ”, с определенными оговорками готовы поддержать Париж и Берлин, вызывает неприятие Киева. Заявление Петра Порошенко на Мюнхенской конференции по безопасности, что для принятия таких решений необходимо менять конституцию страны и проводить референдум, свидетельствует: по этому пункту Киев на серьезные уступки не готов. Для подготовки референдума потребуются месяцы, тогда как вопрос надо решать незамедлительно.

5. Статус нынешних руководителей ДНР и ЛНР, которые для властей Украины «террористы», «военные преступники» и фигуранты уголовных дел. Киев отказывается воспринимать их как партнеров по переговорам. Москва же настаивает, что она лишь посредник и что о взаимоотношениях с Донецкой и Луганской народными республиками Украина должна договариваться непосредственно с их лидерами. Киев же считает, что законные власти в Донецке и Луганске могут появиться только в результате новых выборов, которые (в отличие от голосования 2 ноября) должны пройти в соответствии с украинским законодательством.

| Коммерсант-Ъ

} Cтр. 1 из 5