Курдистан: быть или не быть?

13 июля 2014

Арег Галстян - эксперт по политике США на Ближнем Востоке и Южном Кавказе, факторам лоббизма во внешней политике США, по внутриполитическим процессам в США, руководитель научно-аналитического портала American Studies.

Резюме: Объявление Халифата на территориях Сирии и Ирака, захваченных организацией «Исламское государство Ирака и Леванта», послужило катализатором для курдов, стремящихся к полной независимости от официального Багдада.

Объявление Халифата на территориях Сирии и Ирака, захваченных организацией «Исламское государство Ирака и Леванта», послужило катализатором для курдов, стремящихся к полной независимости от официального Багдада. Лидер иракских курдов Масуд Барзани обратился к парламенту автономии с просьбой о подготовке референдума по независимости. «Ирак распадется, такова действительность, которую многие не хотят видеть. Независимость – естественное право народа. В то же время, мы спросим народ, прежде чем объявим о независимости», – заявил он. В том, что абсолютное большинство населения выступит за отделение, сомневаться не приходится. Кто заинтересован и кто против становления независимого Курдистана?

США. Фактически появление курдской автономии в Ираке стало возможно именно благодаря усилиям Америки – сначала во время войны в Персидском заливе в 1991 г., а потом и в результате свержения Саддама Хусейна в 2003 году. Во время операции 2003 г. администрация Джорджа Буша-младшего сознательно сделала политическую ставку на шиитское меньшинство, спровоцировав неизбежный конфликт с суннитами. Курды получили относительно стабильную ситуацию для своего политического и экономического развития. В резолюции о предоставлении военно-технической помощи Ираку отмечается, что 40% от всей американской помощи должно направляться в курдскую автономию. Данная резолюция вызывала недовольство правительства Нури Аль-Малики, который требовал, чтобы «Ирак сам решал, какой объем финансов направлять в свои регионы». Лишь в 2009 г. комитет по внешним ассигнованиям Сената одобрил проект президента Обамы с внесенными изменениями, согласно которым вся помощь направилась в исключительное распоряжение официального Багдада.

Республиканская элита в Америке, поддерживая курдов, решала две основные задачи: 1) сохранение внутреннего противоречия с целью поддержания контроля над ведущими политическими силами страны; 2) лоббирование интересов ведущих американских нефтяных корпораций.

Так, благодаря поддержке администрации Буша-младшего, американский гигант Exxon Mobil получил существенные привилегии в разработке нефтегазовых месторождений в Иракском Курдистане. Демократическая администрация во главе с Бараком Обамой проводит в отношении Ирака более сбалансированную политику. Демократические элиты заинтересованы в появлении независимого Курдистана в качестве мощной военно-политической силы, способной противостоять фундаментальным исламистам на Ближнем Востоке. Но сегодня Америка объективно не может поддержать стремления иракских курдов.

Во-первых, курды Ирака оказывают поддержку своим соотечественникам в Сирии, которые в основном на стороне президента Башара Асада. Администрация Белого дома многократно выражала свое недовольство относительно поддержки курдами сирийских правительственных войск. Во-вторых, демократы, признав независимость Курдистана, автоматически станут главными виновниками развала единого Ирака. Трудно себе представить, что может заставить президента Барака Обаму собственными руками снять с республиканцев «ярлык» виновников иракской трагедии. В-третьих, действующие демократические элиты и лидеры Иракского Курдистана находятся в весьма напряженных отношениях.

Так, курды, пользуясь поддержкой республиканских элит, способствовали блокированию инициативы о предоставлении государственных привилегий другой американской нефтяной корпорации Shevron. Известно, что именно демократы лоббируют интересы данной корпорации, конкурента  Exxon Mobil. В данном аспекте, для республиканских элит и Exxon Mobil выгодно ослабление центральной власти в Багдаде и независимость Курдистана. В свою очередь, для демократов и Shevron нынешний раскол Ирака и формирование самостоятельных про-республиканских курдских элит означает автоматическое поражение. В 2013 г. Exxon Mobil нанял в качестве лоббиста Джеффри Джеймса. бывшего американского посла в Ираке, который и стал главным архитектором провала различных инициатив демократов не только в отношении  Ирака, но и Сирии.

Во время успешного наступления ИГИЛ президент Обама не случайно заявил о том, что Америка не будет направлять свои войска на подавление: «У нас нет возможности так просто решить эту проблему путем отправки десятков тысяч военных, и в очередной раз лишиться в Ираке многих жизней и материальных ценностей. В конце концов,  эту проблему должны решить сами иракцы». С одной стороны, Обама понимал, что республиканцы пытаются устроить ему и демократам политическую ловушку. Для проведения операции против террористов необходимо получить поддержку комитета по иностранным делам, комитета по военным делам и комитета по ассигнованиям в Сенате, который пока находится под контролем демократического большинства.

Так, если демократы одобрят военный  сценарий, то получат более мощный внутриполитический удар. Поэтому для Обамы и демократов критика республиканцев в данной ситуации более приемлема, чем одобрение военного акта. Но, что более важно, приняв подобное решение, американский президент стремился подтолкнуть центральные власти и курдов к объединению перед лицом столь серьезной угрозы. При этом Обама понимал, что, даже объединившись, Аль-Малики и Барзани не смогут вести эффективную кампанию против ИГИЛ без военно-технической помощи Вашингтона. В такой ситуации лидеры всех политических элит страны будут вынуждены пойти на более тесное сотрудничество с действующей администрацией Белого дома.

Неудивительно, что высокопоставленные американские политики-демократы подчеркивают, что необходимо добиваться сохранения и укрепления единого Ирака. Так, заместитель пресс-секретаря Госдепартамента Мари Харф заявила, что США не окажут прямую поддержку курдским вооруженным силам, известным как пешмарга, если последние не станут сотрудничать с Багдадом. «Мы поддерживаем федеральное правительство Ирака. Вот с кем у нас есть отношения. Вот кому мы даем помощь», –  подчеркнула Харф.

Турция. Для турецкой стороны возникновение Курдистана, с одной стороны – геополитический вызов, с другой – широкие экономические возможности. Геополитический вызов связан с дальнейшим расширением Курдистана, охватывающего часть современных территорий Турции. Примечательно высказывание заместителя премьер-министра Турции Бюлента Аринча: «Весь мир знает о нашей официальной позиции: Ирак не должен быть разделен, оружие должно замолчать, кровь не должна проливаться, боевики не должны захватить власть в Ираке, а мы должны удержать Ирак единым». Более того, известно, что действующий премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган также является ярым противником любой формы независимости Курдистана. До сегодняшнего дня официальная Анкара оказывает существенную военную поддержку сирийской оппозиции, которая ведет активные боевые действия в районах Сирийского Курдистана. Для борьбы против сирийских курдов турецкая сторона сотрудничала не только с повстанцами, но и террористами «Аль-Каиды».

Но, несмотря на потенциальную геополитическую угрозу, Турция заинтересована в расколе Ирака и создании независимого Курдистана по экономическим причинам. Известно, что уже долгое время Иракский Курдистан продает нефть Турции без разрешения официального Багдада. И в случае получения курдами независимости турецкая территория станет для Курдистана безальтернативным маршрутом экспорта энергоресурсов. Нет сомнений, что Анкара будет использовать фактор транспортной зависимости в качестве геополитического козыря против Курдистана. Но Турция, имеющая серьезные внутренние противоречия и завязшая в сирийском кризисе, не может позволить себе ошибки при принятии того или иного решения относительного признания Курдистана. Таким образом, в ближайшем будущем официальная Анкара будет вести осторожную и сбалансированную политику в контексте курдского вопроса.

Иран. Иранская делегация прибыла в Ирак спустя несколько дней после того, как боевики ИГИЛ обратили иракскую армию в бегство. Во время визита иранцы провели встречу с лидерами курдских партий «Движение за перемены» (Горран) и «Патриотический союз Курдистана» (ПСК). Во время переговоров иранские чиновники призвали иракских курдов поддержать Багдад в борьбе против террористов, принять участие в новом федеральном правительстве Ирака, а также перераспределить посты в провинции Сулеймания. Для официального Тегерана раскол Ирака крайне невыгоден как по политическим, так и экономическим причинам.

Во-первых, неясно, в каком положении окажется шиитское меньшинство, которое сегодня правит страной. Во-вторых, независимый Курдистан, имеющий богатые природные ресурсы, может стать альтернативой Ирану в рамках будущих региональных проектов. В-третьих, официальный Тегеран беспокоит возможность формирования в регионе израильско-курдского геополитического союза. Нельзя также забывать о том, что в Иране проживает около 8 миллионов этнических курдов, компактно проживающих в провинциях Курдистан, Керманшах, Западный Азербайджан и Илам.

Отдельные политические элиты в среде иранских курдов настроены радикально, и с помощью внешней поддержки стремятся отделить курдские провинции от Ирана. Так, в Иране действует курдская «Партия свободной жизни» (PJAK). В отчетах иранской разведки утверждается, что данная политическая сила финансируется Израилем. Боевики PJAK в 2011 году отметились в Иране терактами и вооруженными нападениями на иранские военные части. В целом, на счету боевиков из PJAK несколько десятков убийств иранских военнослужащих, включая многих офицеров Корпуса стражей исламской революции. Более того, в Иране прекрасно помнят о заявлении действующего главы Иракского Курдистана Масуда Барзани из иранского города Мехабад, в ходе которого тот отметил: «Я был рождён в тени курдского флага в Мехабаде, и я готов служить и умереть ради этого флага».

Хотя президент ИРИ еще не делал заявлений относительно курдской независимости, отношение Тегерана вряд ли изменится в лучшую для курдов сторону. Иранское информационное агентство ISNA приводит заявление заместителя министра иностранных дел Ирана, Хосейна Амира-Абдуллахиана, который отметил: «Как и большая часть иракского народа, включая шиитов, суннитов, арабов и курдов, мы решительно выступаем против распада Ирака. Мы решительно поддерживаем единство и целостность Ирака.  Независимость Иракского Курдистана приведет к возвращению Курдистана на несколько десятилетий назад, и мы уже говорили об этом с чиновниками Иракского Курдистана».

Израиль. С момента своего возникновения Израиль поддерживал тесные контакты с курдскими лидерами Ирака, Ирана, Сирии и Турции. Известно, что израильские спецслужбы оказывали военно-техническую поддержку курдским движениям в обмен на получение различной информации. После того, как лидер ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади обнародовал заявление о создании Халифата, израильский премьер Биньямин Нетаньяху призвал поддержать создание независимого Курдистана. «Курды - это народ воинов, доказавших свою политическую умеренность и заслуживших свое собственное государство», – отметил Нетаньяху. Поддержка со стороны Израиля обусловлена следующими объективными причинами: 1) Независимый Курдистан – новый фронт в борьбе против процесса исламизации Ближнего Востока; 2) Израиль опасается продвижения сил «Аль-Каиды» к своим границам. Нет сомнений, что ИГИЛ объявит борьбу против Курдистана, что означает сохранение эпицентра противостояний в прежнем ареале; 3) Успех Барзани воодушевит курдские общины в Турции и Иране, что позволит Израилю вести гибкую внешнюю политику в регионе.

Важно отметить и тот факт, что, ввиду напряженных отношений с Турцией и развития американо-иранского диалога, Израиль нуждается в новых региональных союзниках. Независимый Курдистан, при обретении независимости, станет еще одним светским и неарабским государством на Ближнем Востоке, что автоматически придает ему статус одного из возможных союзников еврейского государства.

Если смотреть на перспективы международного признания Курдистана, большинство стран ЕС и ООН признают курдское государство в случае, если это сделают Соединенные Штаты. Лоббировать признание независимости Курдистана будут и влиятельные еврейские организации по всему миру. Довольно сложной на данный момент представляется позиция России, которая, ввиду появления зависимого от Вашингтона дополнительного энергетического фактора в регионе, вряд ли согласится на раскол Ирака. По экономическим и политическим мотивам не стоит также ждать поддержку от другого постоянного члена Совета Безопасности – Китая.  

} Cтр. 1 из 5