Крымские татары – фактор стабильности в Крыму?

6 апреля 2014

С.С.Кузнецов - дипломат, в прошлом - сотрудник посольства России на Украине

Резюме: Никто не забыл ужасов нацистских концлагерей, но это не мешает России в наши дни развивать плодотворное сотрудничество с Германией, потому что у обеих сторон имеется понимание, что преступные решения в истории принимаются не народами, а конкретными политическими силами или даже отдельными деятелями.

Депортация отдельных народов в годы сталинских репрессий – одна из трагических страниц недавней истории. К сожалению, она изобилует подобными примерами. Самые кровавые из них произошли в годы Второй мировой войны, когда не только депортировались, но и систематически истреблялись целые народы. Никто не забыл ужасов нацистских концлагерей, но это не мешает России в наши дни развивать плодотворное сотрудничество с Германией, потому что у обеих сторон имеется понимание, что преступные решения в истории принимаются не народами, а конкретными политическими силами или даже отдельными деятелями.

Решение о депортации крымских татар в Среднюю Азию принял в 1944 г. Иосиф Сталин, а 1987 г. Андрей Громыко возглавил Госкомиссию по вопросам возвращения крымских татар в Крым. Думаю, что тогдашнему руководству Советского Союза это решение далось не просто. Довлели не только воспоминания военных лет, но и весь исторический опыт непростого общения, а, по существу, противоборства русского и тюркского этносов с XV (время появления крымских татар на обломках Золотой Орды) по ХХ век. И все-таки советское руководство приняло это решение исходя из понимания необходимости восстановления социальной справедливости и налаживания межнациональных отношений в многонациональной стране. Данное решение носило сугубо гуманитарный характер и было своего рода актом покаяния.

Этим оно существенно отличается от решения интенсифицировать приток крымских татар в Крым, принятого украинскими властями после распада СССР и включения Крыма в состав Украины. Идею создать за счет притока крымских татар своеобразный противовес влиянию доминирующего русского населения в Крыму приписывают тогдашнему председателю Службы безопасности Украины (позже премьер-министру и секретарю Совета по национальной безопасности и обороны Украины) Евгению Марчуку. Она была поддержана Леонидом Кравчуком, Леонидом Кучмой и особенно Виктором Ющенко.

Разумеется, не остались в стороне и некоторые страны, в первую очередь США, рассматривающие крымских татар в качестве серьезного дестабилизирующего антироссийского фактора в Крыму, а также Турция, не отказавшаяся от идей пан-тюркизма, ряд арабских стран и международных исламских центров, преследующих религиозно-политические цели создания «исламского халифата».

Итак, интересы националистического украинского руководства, Турции, западных и арабских стран в Крыму удивительным образом совпали. И для всех заинтересованных сторон обязательным условием было наличие в среде крымских татар прикормленного руководства и обездоленных, озлобленных масс, которые можно было бы под религиозно-политическими лозунгами и призывами в любой момент собрать на всевозможные акции протеста, а в перспективе мобилизовать и на вооруженные выступления.

Уже создавались специальные тренировочные лагеря для подготовки боевиков, забрасывалось оружие, которое периодически находили в тайниках крымских гор. При этом вся международная помощь от зарубежных спонсоров, поступавшая меджлису, практически оседала у его руководства.

 Украинские власти тоже не спешили с выделением переселенцам земли и обеспечением их стабильной работой. При этом происходили стихийные (или организованные) захваты земли, несанкционированное строительство. Все эти акции если и не поощрялись, то, по существу, и не пресекались. Таким образом поддерживалась необходимая «боевитость духа» основной массы крымских татар.

При открытом попустительстве украинского руководства Крым стал превращаться в один из центров исламского экстремизма. «Попустительство» здесь не фигура речи. Властями сознательно не запрещалась деятельность связанной с «Аль-Каэдой» исламской экстремистской организации «Хизб-ут-Тахрир». 

Когда с российской стороны эти вопросы ставились перед руководством Госкомрелигий и Службы безопасности Украины, ответом было: ситуация под контролем и в любой момент государство может вмешаться и пресечь нежелательную деятельность исламских организаций.

Однако при этом были допущены два серьезных просчета: в отличие от традиционных мусульманских организаций Украины, находящихся под пристальным вниманием службы безопасности, зарубежные структуры, осевшие в Крыму, комплектовались уже эмиссарами, хорошо подготовленными для работы в нелегальных условиях, и установление за их деятельностью эффективного контроля со стороны СБУ стало практически невозможным.

Дальше произошло то, чего вовсе не ожидали –распространение нелегальных исламских структур по всей территории Украины, в том числе под видом религиозно-культурных обществ типа «Арраид».

Руководители страны и спецслужб, пытаясь использовать в политических интересах исламских экстремистов, по существу, повторили трагическую ошибку ЦРУ (явно санкционированную политическим руководством Соединенных Штатов), создавшего в свое время в Афганистане террористическую организацию «Аль-Каида» для борьбы с советскими войсками. Для США все закончилось трагедией 11 сентября.

Чем это обернется в перспективе для Украины, сегодня не может предсказать никто, поскольку «Хизб-ут-Тахрир» пока накапливает силы, маскируясь под религиозно-культурную организацию.Вот такое религиозно-политическое наследство получила Россия в Крыму после его присоединения. При этом возникает резонный вопрос, как же в такой ситуации крымские татары могут стать фактором стабильности в Крыму. Как это ни удивительно - не только могут, но и уже понемногу становятся. Люди, даже самые забитые и обездоленные, в своей массе намного умнее и мудрее, чем считают некоторые политики. Линия руководства меджлиса на союз с украинскими националистами, забота в основном о собственных интересах серьезно подорвали его авторитет среди переселенцев.

Вот что заявил один из крымскотатарских лидеров Надир Бекиров в декабрьском интервью 2012 года, озаглавленном: «В современной Украине у нас нет союзников»: «Крымские татары все больше разочаровываются в деятельности Меджлиса. Об этом ясно говорят результаты голосования на прошедших парламентских выборах. Меджлис еще 28 июля подписал соглашение с «Батькивщиной», в соответствии с которым обязался поддержать партию на выборах депутатов в Верховную Раду в обмен на место для бессменного лидера Меджлиса Мустафы Джемилева в проходной части списка.

Однако крымскотатарские избиратели на этот раз не откликнулись на призыв Меджлиса и попросту не пришли на избирательные участки. По имеющимся данным, из 180 тысяч избирателей крымскотатарского происхождения, проживающих в Крыму, в голосовании приняли участие менее 38%. А политическую силу, за которую призывал голосовать Меджлис, поддержали всего около 37 000 крымских татар, а остальные 143 000 либо не пошли на выборы, либо голосовали против указаний Меджлиса. Это чрезвычайно важный сигнал.

Очевидно, что крымские татары больше не доверяют Меджлису — организации, претендующей на единоличное руководство национальным движением. Это косвенно вынужден был признать и Мустафа Джемилев, выразивший сожаление по поводу того, что «крымских татар пришло на избирательные участки мало».

Еще в большей степени «неповиновение» крымских татар прямым указаниям меджлиса было продемонстрировано в ходе референдума о вхождении Крыма в состав Российской Федерации. Важную роль при этом сыграли принятое накануне референдума постановление крымского парламента, расширяющее права крымских татар такие, как придание крымско-татарскому языку статуса официального наравне с русским и украинским, представительство в органах исполнительной и законодательной власти всех уровней, ежегодные планы обустройства крымских татар, возвратившихся в Крым, при соответствующем финансовом обеспечении. А также заявление спикера Госдумы Сергея Нарышкина о том, что Госдума поддержит и подтвердит эти гарантии крымско-татарскому народу в случае, если население Крыма в ходе референдума примет решение о вхождении полуострова в состав РФ.

31 марта на заседании меджлиса был рассмотрен вопрос сотрудничества с новой крымской властью. 21 человек высказался за сотрудничество, 10 - против. В этой ситуации руководство меджлиса было вынуждено делегировать своих представителей Ленура Ислямова и Заура Смирнова в правительство Крыма хотя и с оговорками, что «это не означает, что крымские татары признали законной местную власть в Крыму».

На этом фоне спекулятивным выглядит регистрация в Верховной Раде Украины постановления о признании крымских татар коренным народом Крыма. Внес его сопредседатель Комитета парламентского сотрудничества Украина – ЕС Петр Порошенко – сегодня основной кандидат в президенты Украины на выборах в мае. Проект его постановления требует признания крымскотатарского народа коренным народом Крыма «со всеми правовыми и социальными последствиями этого статуса».

Интересно, какие последствия дает признание за народом статуса «коренного народа» с точки зрения международного права? Петру Порошенко надо бы было прежде посоветоваться по этому поводу с Бараком Обамой относительно этого статуса для коренного народа Северной Америки – индейцев.

Пока же жест Порошенко явно выглядит как призыв к крымским татарам продолжать борьбу за «свои права», в которых украинские власти им, по существу, стабильно отказывали, а российские – гарантируют.

Вряд ли можно утверждать, что крымские татары окончательно разуверились в своем руководстве и украинских политиках, и поверили руководству Российской Федерации. Просто им уже надоело, что слишком многие хотят заставить их таскать для себя каштаны из огня. Люди в своем большинстве стремятся к нормальной спокойной жизни, хотят уважения властей и соседей к своим обычаям, вере, культуре и языку.

Если эти условия, уже гарантированные руководством России, будут последовательно исполняться, крымские татары могут стать надежным фактором политической стабильности в Крыму. А то, что крымские татары могут стать одним из факторов экономического развития региона, этот народ уже наглядно продемонстрировал своим трудолюбием и порядочностью в бизнесе.

Снять знак вопроса в конце заголовка этой статьи – одна из основных задач внутренней политики российских властей. И для этого имеются реальные возможности, несмотря на то, что против работает стремление ряда зарубежных стран использовать «историческую память» крымско-татарского населения для саботирования мирного процесса в Крыму.

} Cтр. 1 из 5