Ключ – только доверие

6 августа 2019

Анастасия Погорельская — заместитель директора Центра международного научного сотрудничества, старший преподаватель кафедры мировой политики факультета исторических и политических наук Национального исследовательского Томского государственного университета

Резюме: Россия и Европейский союз могли бы уже сейчас сосредоточиться на насущных вопросах сотрудничества, не увязывая их развитие с изменением ситуации на Украине.

Статья опубликована в спецвыпуске, изданном в рамках выполнения проекта «Россия глазами зарубежных лидеров нового поколения», при реализации которого используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации от 19 февраля 2018 года N 32-рп и на основании конкурса, проведенного Фондом президентских грантов (http://svop.ru/wp-content/uploads/2019/07/rimG.pdf). 

 Множество исторически важных политических событий и решений не складывались в один момент – за каждым стоит ряд объективных и субъективных предпосылок. В этой связи размышлять по поводу возможного и даже желаемого будущего отношений между Россией и Европейским союзом стоит сегодня прежде всего с точки зрения того, что необходимо делать уже сейчас для воплощения этого видения в жизнь.

 

Тупиковая ситуация

Сегодня отношения России и Европейского союза, наверно, достигли низшей точки. Фактически, они зашли в тупик. Основной причиной тому официально является прямо противоположная интерпретация сторонами событий 2014 г. и того, что последовало. Кризис, конечно, не означает, что все отношения прекратились: заморожены многие отраслевые диалоги, но ограничительные меры ЕС, в основном, касаются финансово-экономических отношений, а ответные меры России – импорта продовольственной и сельскохозяйственной продукции.

Тем не менее, сложность не в установленных ограничениях на сотрудничество в определенных сферах, а в том, что обе стороны не имеют актуальной и четкой стратегии развития взаимоотношений. Если дожидаться реализации Минских соглашений, будет упущено время – важнейший ресурс мировой политики. Россия и Европейский союз могли бы уже сейчас сосредоточиться на насущных вопросах сотрудничества, не увязывая их развитие с изменением ситуации на Украине.

С одной стороны, пугать друг друга дальнейшими санкциями особого смысла не имеет, с другой, конструктивного решения сложившейся ситуации в рамках заданной парадигмы отношений не наблюдается. Таким образом, нужно признать, что отношения требуют концептуального переосмысления, чего, однако, ни одна из сторон предложить пока не смогла.

 

Кризис доверия

Доверие предполагает не только убежденность в искренности внешнеполитических намерений другой стороны, но и адекватную оценку взаимных действий и позиции по любому вопросу мировой политики. Этого сегодня как раз и не наблюдается. Одним из показателей «здоровых» отношений между Россией и Европейским союзом должно стать отсутствие планомерного ожидания подвоха, когда возникновение любой потенциально опасной для взаимоотношений ситуации в регионе и за его пределами мгновенно приписывается другой стороне.

Европейским общественным мнением в отношении России и российской внешней политики все еще правят настроения времен холодной войны. Вдобавок ситуация вокруг Крыма и Украины, обусловившая сегодняшний кризис, Евросоюзом рассматриваются как нарушение международного права и не наказать за это Россию – значит, содействовать агрессору. Призрак Мюнхенского сговора по прежнему витает в воздухе, диктуя действия и эмоции.

Кроме того, за время холодной войны в широких слоях населения сложились вполне устойчивые стереотипы. И если в 1990-е гг. на волне западнических настроений в России облик Запада и Европы в частности значительно улучшился, то в вопросе выстраивания собственного морально-политического образа Россия проиграла, не осознав вовремя его важность и не найдя силы на планомерную грамотную корректировку своего имиджа. В результате сегодня даже прогрессивная молодежь европейских университетов осознанно или нет считает Россию «империей зла», покушающейся на непогрешимые западные ценности, включая демократию.

 

Вопрос репутации

Наиболее желательным и важным с точки зрения долгосрочного развития прагматичных отношений с Европейским союзом является целенаправленное обновление имиджа России на мировой арене. Хотя в Концепции внешней политики России 2016 г. применение «мягкой силы» упоминается как одна из задач внешней политики страны, а также указана необходимость влияния на мировое общественное мнение по поводу российской внешней политики через СМИ, как писал Джозеф Най, «мягкую силу» всегда «трудно использовать, легко утратить и дорого восстанавливать». Поэтому уже сегодня необходимо задействовать «мягкую силу», чтобы убедить Европейский союз в том, что Россия может и хочет быть равноправным партнером, с которым выгодно строить взаимовыгодные отношения, а главное – чьи интересы стоит учитывать в своей внешней политике ради блага всего региона.

Вполне можно обратиться к опыту самого Европейского союза. Он долгое время ведет масштабное информирование о своих компетенциях, институтах и деятельности, а заодно пропаганду своих принципов и ценностей. Например, реализация программы Темпус-Тасис позволила Евросоюзу не только содействовать реформированию университетской сети в странах бывшего СССР, в том числе и в России, но и просветить население о своих принципах и нормах, а также добиться лояльности, способствуя созданию прослойки тех, кто искренне разделяет его ценности и идеи партнерства с ЕС. Кроме того, большое значение для распространения европейских ценностей среди молодежи, в частности, имеет программа академических обменов Erasmus+, финансируемая Евросоюзом. Молодые люди, получившие за счет программы возможности поучиться в Европе, гораздо лояльнее относятся к европейским гражданам и Союзу в целом.

Подобные инвестиции в свою репутацию России стоит начать уже сейчас, чтобы к 2036 г. и далее были созданы условия для дружественных отношений. Правда, это потребует финансовых затрат, а результаты появятся только в долгосрочной перспективе. Тем не менее, развитие контактов способствует не только лучшему пониманию друг друга, но и возникновению доверия.

Конечно, к 2036 г. хотелось бы констатировать не только установление доверительных отношений, но и как следствие – отмену взаимных санкций, рост товарооборота, а затем качественное изменение его структуры, упрощение визового режима и т.д. Сегодня Россия интересна ЕС как поставщик природных ресурсов, в частности, природного газа. Евросоюз нужен России как поставщик машин и оборудования, а также готовой продукции. Вопрос в том, станут ли они в будущем осуществлять взаимные инвестиции, запускать совместные исследовательские проекты и т.д. В благоприятной экономической обстановке и при условии установления доверия между сторонами, это вполне возможно.

 

Дополнительные параметры будущего в Европе

Щепетильность Евросоюза в вопросах о самоопределении и нерушимости суверенитета проистекает не из обостренного чувства справедливости или повышенного уважения к праву, а из его внутренних проблем. В частности, внутри Евросоюза наблюдаются заметно усугубляющиеся в моменты кризисов центробежные тенденции. Поэтому ситуация с Крымом, где формально прошел референдум, по итогам которого и было принято решение отделиться, в случае признания Евросоюзом может стать прецедентом для самоопределения отдельных этнических общностей и территорий их проживания внутри ЕС. В этой же связи, Брюссель не форсирует процесс подготовки Сербии к вступлению и настаивает на окончательном урегулировании отношений между Сербией и Косово, чтобы опять же не создавать прецедент внутри Евросоюза.

Однако ситуации, вроде косовской или крымской, могут возникнуть в любой момент, поэтому во избежание подобных кризисов, а также в целях долгосрочной стабилизации отношений между Россией и ЕС необходимо уже сегодня начать переговоры и дальнейшее закрепление в международном праве правил того, каким образом право на самоопределение может быть легально реализовано особенно в том случае, если предполагает желание некой общности отделиться от государства своего текущего проживания. Как только консенсус в обсуждении общепризнанных правил будет достигнут, сторонам удастся разрешить и предотвратить множество потенциально опасных ситуаций в регионе. Однако, чтобы достичь поставленной цели, необходимо соблюдать как минимум два условия: во-первых, рассматривать эти правила абстрактно, не сводя все к обсуждению конкретного кризиса; а во-вторых, делать это в доброжелательной обстановке без взаимных обвинений. В этой связи при умелом использовании Россией своей «мягкой силы» можно положительно повлиять на исход таких переговоров.

Сложности с Украиной в долгосрочной перспективе могут быть разрешены не просто подписанием мира, но строительством здесь современного правового государства. Только в этом случае в регионе у границ ЕС и России установится устойчивый мир, который позволит сосредоточиться на взаимовыгодном сотрудничестве и совместном решении иных сложностей. Текущая ситуация на Украине, к сожалению, не позволяет говорить о том, что влияние ЕС или России способно решить существующие проблемы, а значит, этот кризис вполне может быть заморожен в том числе и в перспективе до 2036 года. Такой вариант, конечно, не выгоден ни одной из сторон, но пока не предложено комплексного решения проблемы, вряд ли можно ожидать долгосрочных качественных изменений в ситуации.

Еще один фактор, который будет влиять на отношения России с ЕС – позиция США. Продолжение нынешней внешней политики Вашингтона может привести к еще большему охлаждению отношений с ЕС, особенно если из Евросоюза все-таки выйдет Великобритания. На мой взгляд, охлаждение в отношениях с Соединенными Штатами может способствовать тому, что ЕС и России будет проще выстраивать взаимодействие, поскольку необходимость учитывать американские интересы в регионе сократится. Есть вероятность, что к 2036 г. Европейский союз все-таки найдет ресурсы и политическую волю для того, чтобы меньше увязывать свою внешнюю политику с американской. В этом случае сближение с Россией будет еще более вероятным. Если же внешняя политика ЕС продолжит следовать в фарватере американской, велик риск того, что это вызовет дальнейшее охлаждение отношений с Россией.

Желаемым результатом развития отношений между Россией и ЕС к 2036 г. должно стать установление доверия, на основе которого затем уже будет налаживаться и расширяться торгово-экономическое, финансовое и иные виды взаимодействия между партнерами.

} Cтр. 1 из 5