Греция на перепутье национальных выборов: шаг влево? Шаг вправо?

25 января 2015

Антония Диму - старший консультант Института европейских и американских исследований (RIEAS) в Афинах (Греция) и научный сотрудник Центра стратегических исследований Иорданского университета.

Джон Номикос - Директор Института европейских и американских исследований (RIEAS) в Афинах (Греция).

Резюме: 25 января 2015 г., на которое назначены национальные выборы в Греции, воспринимается как поистине судьбоносная дата, ведь именно в этот день определится, что же все-таки одержит верх: протест против «затягивания поясов» или боязнь покинуть зону евро.

25 января 2015 г., на которое назначены национальные выборы в Греции, воспринимается как поистине судьбоносная дата, ведь именно в этот день определится, что же все-таки одержит верх: протест против «затягивания поясов» или боязнь покинуть зону евро. Официальная причина досрочного проведения выборов — провал попыток коалиционного правительства получить большинство голосов в парламенте для выдвижения собственного кандидата на пост президента республики [1]. Однако имеется здесь и другая — необъявленная — причина, а именно в высшей степени неустойчивая политическая ситуация, значительно затрудняющая соблюдение коалиционным правительством жестких условий «Тройки», а значит саботирование структурно-политических реформ, диктуемое страхом перед социальными последствиями, которые в перспективе обернутся политическими потерями. Премьер-министр Греции оказался между Сциллой и Харибдой: с одной стороны интересы коалиционного правительства, а с другой — «Тройка» с ее требованием безоговорочной экономической поддержки.

Большинство опросов свидетельствуют об уверенном лидерстве блока СИРИЗА — главного оппозиционного объединения, расширившего свою электоральную базу за счет сторонников левых партий — от леворадикальных до социалистических: СИРИЗЕ прочат 28—30% голосов, в то время как рейтинг правящей партии «Новая демократия» составляет 23—28% [2]. ПАСОК, партнер по коалиции, с 2009 г. безостановочно сдает позиции: рейтинг этой партии упал с 43,92% (2009 г.) до 12,28% (национальные выборы 2012 г.). Левоцентристская партия ДИМАР, бывший партнер по коалиции, тоже неуклонно теряет популярность, ее шансы на вхождение в парламент весьма скромны из-за попыток оправдать политику жесткой экономии, за которую выступает коалиционное правительство [3]. Результаты опросов свидетельствуют также о том, что Коммунистическая партия Греции, либеральная партия «Река» и националистическая «Золотая заря» наверняка войдут в парламент.

 


instamun.org/greeces-political-crisis-might-
force-it-out-of-the-euro
Результаты опросов (данные на
2 января 2015)

 

Премьер-министр Греции оказался между Сциллой и Харибдой: с одной стороны интересы коалиционного правительства, а с другой — «Тройка» с ее требованием безоговорочной экономической поддержки.

Путь к формированию правительства большинства крайне осложнен, поскольку политическая элита в высшей степени раздроблена, а по действующему закону о выборах, хотя победившая партия и получает 50 «бонусных» мест в парламенте, в то же время ее способность сформировать большинство зависит от явки избирателей, проголосовавших за партии, не вошедшие в парламент [4]. В случае, если ни одна партия не может сформировать правительство большинства, президент Греции отдает распоряжение лидеру победившей партии в течение трех дней создать коалицию. Если же он не в состоянии это сделать, аналогичную попытку предпринимают лидеры партий, занявших второе и третье места. При провале всех трех попыток в течение месяца объявляется второй тур выборов [5].

Перспектива политической нестабильности вызывала целую цепь взаимосвязанных последствий, оказавших непосредственное влияние на национальную экономику — наиболее авторитетные инвесторы принялись продавать греческие облигации и акции. С тех пор, как в начале декабря 2014 г. было объявлено о проведении досрочных выборов в начале 2015 г. (вместо 2016 г.), греческий фондовый рынок упал на 24%. 5 января 2015 г. афинская фондовая биржа опустилась на рекордно низкий уровень за период с ноября 2012 г. За тот же период греческие облигации потеряли в цене 7,4% – самое резкое падение среди гособлигаций 34 стран, входящих в Bloomberg's World Bond Index (Мировой индекс доходности суверенных облигаций агентства Bloomberg) [6].

Влияние избирательных кампаний на предпочтения избирателей значительно варьируется от одних выборов к другим, и разница между ними очень сильно сказывается на когнитивных стратегиях греческих избирателей. Особенность нынешней избирательной кампании заключается в том, что правящая партия опирается на план мер, ориентированных на «посткризисную Грецию» и основанных в большой степени на факторах страха (перед дефолтом, перед выходом из еврозоны), в то время как оппозиционные силы в большинстве своем делают ставку на протест против политики жесткой экономии и риторику «борьбы за интересы простых граждан».

Правящая партия декларирует, что Греция вышла из шестилетней рецессии, впервые достигнув первичного профицита, что теперь следует бросить все силы на реализацию планов посткризисного роста, предполагающего постепенное снижение налогов, выплачиваемых средним классом, поддержку судоходного, энергетического, фармацевтического и технологического секторов, проведение новых реформ, направленных на упрощение бюрократических процедур, реализацию новых программ по стимулированию инвестиций, предусматривающих снижение производственных расходов и отчислений на социальные нужды. В то же время правящая партия основывает свою избирательную кампанию на факторах страха, рассчитывая таким образом снизить градус общественного раздражения в связи с режимом жесткой экономии. В качестве главного аргумента используется утверждение, что политика оппозиции неминуемо приведет к дефолту Греции и ее выходу из зоны единой европейской валюты.

Действительно ли Греция нуждается в списании долгов? Возможен ли выход из зоны евро? Можно ли разорвать порочный круг дефляции, в которой увязла Греция, и как это сделать?»

Результатом стала почти мгновенная цепная реакция — масштабное изъятие банковских вкладов. Согласно данным, опубликованным Банком Греции за период с декабря 2014 г. по 25 января 2015 г., сумма изъятых вкладов составит 7 млрд евро, причем первыми бросились забирать свои вклады крупные компании и частные лица [7]. Кризис ликвидности, начавшийся в результате растущего оттока вкладов и выпуска казначейских векселей, навязываемых государством, привел к тому, что системообразующие банки страны стали отзывать наличность из Банка Греции, воспользовавшись системой экстренной кредитной помощи (ELA) [8].

СИРИЗА пытается придерживаться стратегии нормализации имиджа, представляя политическую программу, заявленную в качестве эффективной альтернативы, не сопряженной с угрозой выхода из еврозоны. Напомним, что речь идет о стране, где число безработных составило 1,5 млн человек при общей численности работоспособного населения 4,5 млн, где уровень дохода упал приблизительно на 50%, где в больницах не хватает медсестер и врачей, где условия труда регламентируются либо трех-пятимесячными временными трудовыми договорами, либо и вовсе договорами о внештатном сотрудничестве, не гарантирующими регулярных доходов. Основные политические предложения, выдвигаемые оппозицией, так или иначе связаны с пересмотром условий погашения долгов, предусматривающим их частичное списание; с борьбой против политики жесткой экономии при постепенном возврате к минимальной заработной плате в размере 751 евро [9]; с перераспределением доходов за счет радикальной налоговой реформы; с реструктуризацией долгов наиболее уязвимых семей, а также с восстановлением ликвидности рынка средствами государственного контроля над банковской системой. Предпринимая тщательно продуманные усилия к расширению своей электоральной базы, оппозиционный блок делает попытку привлечь в число избирателей сомневающиеся консервативные социальные группы и набожных христиан: недаром его лидер посетил летом 2014 года гору Афон и принял участие в крещенском богослужении в начале января 2015 г. [10]

На фоне протестов южноевропейских стран и Франции против политики жесткой экономии, навязываемой Германией, возникает целый ряд вопросов в связи с курсом следующего правительства Греции по отношению к «Тройке». Суть этой стратегии состоит в поиске компромисса по вопросам, где компромиссы сейчас представляются немыслимыми. Речь идет в первую очередь о следующих вопросах: «Действительно ли Греция нуждается в списании долгов? Возможен ли выход из зоны евро? Можно ли разорвать порочный круг дефляции, в которой увязла Греция, и как это сделать?»

Отказ Греции от евро не станет событием, равным по масштабу банкротству Lehman Brothers, то есть началом всеобщей паники и обвала мировой торговли, но все же проблемы Европы неизбежно скажутся на глобальных фондовых рынках и пошатнут уверенность в устойчивости глобальной экономики.

Долг Греции сократился за счет того, что место частных кредиторов заняли страны еврозоны, которым в настоящее время принадлежит 60% греческого государственного долга, составляющего 322 млрд евро, т.е. 179% ВВП страны [11]. Достигнутые договоренности о продлении сроков погашения до 2054 г. и сокращение долговых процентов многие приравнивают к залоговому дисконту. Правда, когда дело доходит до возможности сокращения государственного долга — в соответствии с официальным прогнозом еврозоны — до 124% ВВП в течение ближайших нескольких лет, скептическая составляющая в оценке ситуации растет [12]. Это обусловлено тремя причинами. Во-первых, прогнозы экономического роста выглядят неоправданно оптимистичными: расчеты строятся на том, что ежегодный рост ВВП в период с 2016 по 2020 гг. будет составлять порядка 5%. Во-вторых, гипотеза, согласно которой первичный профицит бюджета Греции составит 4% ВВП в год, представляется нереалистичной. В-третьих, кризис уже поразил реальный сектор — в виде дефляции, лишающей экономику устойчивости. Достаточно вспомнить, что только в 2014 г. реальная процентная ставка превысила 3% в связи с падением цен на 2,6% [13].

 


Любой процесс реструктуризации долга должен максимально задействовать возможности, заложенные в договоренностях между Грецией, ЕС и МВФ, чтобы новые условия выплат обеспечили восстановление устойчивости греческой экономики, создав таким образом прецедент успешного решения проблем в рамках еврозоны. Программа прямых денежных операций (ОМТ) Европейского центрального банка (ЕЦБ), правомерность которой недавно подтвердил Европейский суд [14], предусматривает приобретение сотен миллиардов суверенных облигаций стран еврозоны на вторичных рынках и, соответственно, расширяет переговорные возможности любого вновь избранного греческого правительства, содействуя одновременно реализации планов ЕЦБ по значительному количественному смягчению в целях борьбы с дефляцией [15]. Главное, что программа ОМТ может послужить инструментом снижения процентных ставок по гособлигациям, то есть в значительной мере восстановления финансовой стабильности соответствующих стран, что, в свою очередь, позволит ЕЦБ осуществлять монетарную политику в условиях большей стабильности. И если речь идет о перспективе выхода Греции из еврозоны, следует отдавать себе отчет, что этот шаг может повлечь за собой многочисленные и многоаспектные проблемы. Отказ Греции от евро не станет событием, равным по масштабу банкротству Lehman Brothers, то есть началом всеобщей паники и обвала мировой торговли, но все же проблемы Европы неизбежно скажутся на глобальных фондовых рынках и пошатнут уверенность в устойчивости глобальной экономики. Не менее важно, что со временем риск «заражения» будет расти, от него не спасают никакие защитные механизмы, и европейским политикам придется «занять круговую оборону», взяв в кольцо другие периферийные страны, чтобы исключить повторение этого прецедента. Иными словами, Греция может вызвать серьезное потрясение на финансовых рынках, и, несмотря на тот факт, что выход из еврозоны — непростая с технической точки зрения процедура, нет никаких гарантий от ее повторения, поскольку финансовые инвесторы будут испытывать и другие страны еврозоны в поисках «слабого звена».

 

Выход из кризиса, затронувшего европейские структуры, невозможен без серьезного разговора о том, какой хотят видеть Европу все члены Евросоюза.

Выход из кризиса, затронувшего европейские структуры, невозможен без серьезного разговора о том, какой хотят видеть Европу все члены Евросоюза. Греция во главе с новым правительством, которое вот-вот будет избрано, могла бы сыграть важную роль в организации этого разговора, свободного от популистских лозунгов и основанного на партнерстве во имя общего будущего, во имя укрепления и процветания европейских стран и их экономик. Ведь в конечном итоге Европе выпала возможность «записав свои беды на песке, высечь свои радости на мраморе» [16].

Примечания:

1. Кандидатом на пост президента был выдвинут Ставрос Димас. За него проголосовало 168 из 300 членов Парламента. Необходимое для его избрания большинство составляло 180 человек. В соответствии с конституцией Греции, Парламент был распущен и назначена дата проведения национальных выборов – 25 января 2015 г.

2. “Seven Party Parliament with No Majority”, Proto Thema (Daily), 19 January 2015

3. F. Chatzistavrou and S. Michalaki, “Reshaping Politics of the Left and Centre in Greece after the 2014 EP Election”, EPIN Commentary, No.21, 110 September 2014.

4. Paris Ayiomamitis, “Greek Election Math and Scenarios: A Handy Guide”, The Press Project, 8 January 2015

5. Ibid. Президент Греции должен назначить премьер-министром главу Верховного суда, Парламент подлежит роспуску, назначается временное правительство для проведения второго тура выборов.

6. Jonathan Stearns and Nikos Chrysoloras. “Samaras Faces Greek Voters Skeptical of His Euro-Exit Warnings”, Washington Post (Daily) , January 5, 2015.

7. "Seven Billion Euro in Outflows after the Declaration of Elections”, Proto Thema (Daily), January 19, 2015

8. The repeated issue of T-bills has caused a major blow to the Greek banking system’s liquidity as it is evidenced by the State raise of €2.7 billion in November 2014, the secure of €3.2 billion in December 2014 and the reserve of €2.7 billion in January 2015. [Повторный выпуск казначейских векселей стал большим ударом для ликвидности греческой банковской системы, о чем свидетельствует выпуск государством облигаций на сумму 2,7 млрд. евро в ноябре 2014 г., обеспечение залога на 3,2 млрд евро в декабре 2014 г. и резервирование 2,7 млрд евро в январе 2015 г.] Yiannis Papadoyiannis, “Greek Banks Make Requests for ELA Funding”, Kathimerini (Daily), January 16, 2015.

9. “Syriza’s First Act in Office: Raise Minimum Wage”, The Times of Change (News and Media Network), January 16, 2015

10. “Epiphany for the Greek Left: Spreading His Wings”, The Economist, January 6, 2015.

11. Dimitra Defotis, “Greek Victor: Debt Relief”, Barron’s (Magazine Weekly Edition), January 17, 2015.

12. Ibid.

13. Court of Justice of the European Union, Press Release No 2/15 Luxembourg, 14 January 2015.

14. Jana Randow, “Europe’s QE Quandary”, Bloomberg, December 30, 2015.

15. Yanis Varoufakis, “On the ECB’s Latest Contradiction (And How It Helps Greece)”, January 15, 2015. Текст см.: http://yanisvaroufakis.eu/2015/01/15/on-the-ecbs-great-contradiction-and-how-it-helps-greece/

16. Парафраз цитаты из Бенджамина Франклина.

} Cтр. 1 из 5