Есть такие партии

1 июня 2015

В парламент Турции могут войти новые политические силы

Ольга Кузнецова - корреспондент ИД "Коммерсант"

Резюме: В Турции на этой неделе пройдут парламентские выборы, которые могут оказаться переломными в 13-летнем правлении умеренных исламистов из Партии справедливости и развития (ПСР). Результат ПСР покажет, удастся ли президенту страны Реджепу Тайипу Эрдогану превратить Турцию в президентскую республику и сконцентрировать в своих руках всю полноту единоличной власти.

В Турции на этой неделе пройдут парламентские выборы, которые могут оказаться переломными в 13-летнем правлении умеренных исламистов из Партии справедливости и развития (ПСР). Результат ПСР покажет, удастся ли президенту страны Реджепу Тайипу Эрдогану превратить Турцию в президентскую республику и сконцентрировать в своих руках всю полноту единоличной власти.

Парламентские выборы, которые пройдут в Турции 7 июня, станут для правящей в стране умеренно-исламистской элиты важной проверкой на прочность. Главная интрига предстоящего голосования состоит в том, сумеет ли Партия справедливости и развития, руководящая страной с 2002 года, приблизиться к своим результатам на последних выборах в 2011 году и вновь сформировать по их итогам однопартийное правительство.

В Анкаре предстоящему голосованию придают огромное значение, что в последнее время сказалось и на ряде российско-турецких проектов. Сославшись на выборы, турецкая сторона заявила о переносе на неопределенный срок согласования даты переговоров глав МИД России и Турции Сергея Лаврова и Мевлюта Чавушоглу в рамках работы российско-турецкого совета сотрудничества высшего уровня. Встреча глав внешнеполитических ведомств должна была состояться в Анталье в середине мая, однако, по данным "Власти", была отменена решением турецкой стороны, которая таким образом выразила протест против позиции Москвы, на высшем уровне трактовавшей события в Османской империи в 1915 году как геноцид армянского народа.

Более того, выборы послужили причиной отсрочки в достижении договоренностей по проекту трубопровода "Турецкий поток", работы по сооружению которого начнутся уже в июне, несмотря на то, что Москва и Анкара до сих не подписали по нему юридически обязывающего документа. В турецком руководстве дали понять, что будут готовы всерьез вернуться к обсуждению проекта не раньше, чем станет ясен расклад в парламенте следующего созыва. Тем более что после выборов действующий министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз может, по данным "Власти", получить должность советника президента по энергетическим вопросам. Такая реорганизация наверняка заняла бы у Анкары больше времени и означала бы дополнительные проволочки.

Избирательная кампания правящей партии на фоне прошлых лет выглядит не совсем привычно. С агитационных билбордов по всей стране фактически исчезли портреты Реджепа Тайипа Эрдогана, создателя и бессменного руководителя ПСР. Гораздо чаще на улицах турецких городов можно встретить изображения премьера Ахмета Давутоглу, получившего пост председателя правящей партии после президентских выборов в августе прошлого года. Пока избранный главой государства Эрдоган привыкал к скромным полномочиям президента, традиционно наделенного в Турции больше церемониальными функциями и не имеющего права состоять в партии, господин Давутоглу постепенно вживался в роль реального партийного лидера и руководителя страны. Альтернативы не было: оговоренный уставом партии максимальный срок премьерских полномочий к тому времени для господина Эрдогана истек.

Спустя год с момента создания тандема Эрдоган--Давутоглу стало ясно, что премьер заручился поддержкой электората не меньше действующего президента. Это видно и по настроению избирателей на многотысячных митингах в ходе предвыборного марафона, проходящих при нем не менее бойко, чем при его предшественнике. Собеседники же "Власти" в турецких правительственных кругах не раз упоминали о назревшем в правящей партии расколе по линии главы государства и правительства.

Единственным способом разрешить противоречия, назревшие в правящем тандеме, стало бы принятие новой конституции, которая позволила бы перейти от президентской формы правления к парламентской. Впрочем, удастся ли осуществить этот замысел, напрямую зависит от предстоящего голосования.

Большая часть населения страны никогда не была подчинена государству или окологосударственным компаниям

Незадолго до выборов Реджеп Тайип Эрдоган объявил, что рассчитывает на рекордный для ПСР результат — 400 из 550 парламентских кресел, то есть больше чем на 60% голосов. Опрошенные "Властью" эксперты назвали такие ожидания завышенными, а высказывания президента — популистскими и убеждены, что в самой ПСР едва ли всерьез рассчитывают на такой успех: в действительности правящая партия, наоборот, может столкнуться с беспрецедентным оттоком электората.

Более реалистичные цифры приводят в предвыборных опросах независимые социологические компании, предсказывающие правящей партии результат в среднем от 38% до 44%, что приравнивалось бы максимум к 280 местам — по сравнению с 326 по итогам прошлых выборов. Такой расклад фактически означал бы поражение ПСР и поставил бы партийных лидеров перед необходимостью создать коалицию с одной из двух оппозиционных партий — защитницей светских устоев Народно-республиканской партией (НРП) Кемаля Кылычдароглу либо же с Партией националистического движения (ПНД) Девлета Бахчели.

Риски, что правящая партия по итогам выборов не сможет сформировать конституционное большинство, стремительно растут вместе с ростом популярности прокурдской Партии демократии народов (ПДН) Селяхаттина Демирташа, лидера кампании гражданского неповиновения во время курдских протестов в 2011-2012 годах. Имя этого политика ассоциируется в Турции с "мирным процессом" — масштабной кампанией, пару лет назад запущенной турецким руководством с целью разрешения давнего конфликта с курдами. Имея тесные связи с Рабочей партией Курдистана (РПК), объявленной в стране террористической организацией, именно Демирташ курировал "мирный процесс" со стороны курдов. Он стал ключевым "переговорным звеном" между турецкими властями и отбывающим многолетнее тюремное заключение лидером РПК террористом номер один Абдуллой Оджаланом.

На президентских выборах в прошлом году Селяхаттин Демирташ заручился поддержкой почти 10% избирателей — это мобилизовало его сторонников по ПДН, которая начала позиционировать себя уже не просто как прокурдскую, но как самостоятельную политическую силу, выступающую с демократических позиций в пику авторитарному стилю правления ПСР и президента Эрдогана. В решительном настрое ПДН на этих парламентских выборах "Власть" в ходе своего визита в Москву заверил сам Селяхаттин Демирташ. Он не выразил сомнений, что его партия сумеет пройти десятипроцентный барьер и сформирует четвертую политическую силу в парламенте.

Если это произойдет, Турции придется распрощаться с трехпартийной законодательной системой, существовавшей в стране последние 13 лет. По данным предвыборных опросов, у ПДН есть реальные шансы не просто преодолеть барьер, но и набрать до 12% голосов, а это может нанести серьезный удар по позициям правящей партии.

Обсуждая перспективы выборов за стаканом чая в Анкаре, политолог Хасан Октай и историк Ахмет Озджан, не скрывающие собственных симпатий к Партии националистического движения (она третья по числу мест в турецком парламенте), сходятся во мнении, что эти выборы сулят умеренным исламистам отток избирателей. Собеседники "Власти" вспоминают об итогах последних парламентских выборов, когда часть голосов традиционного электората правящей партии перераспределилась в пользу националистов и Народно-республиканской партии.

Независимые социологические компании предсказывают правящей партии результат в среднем от 38% до 44%

Хасан Октай дает аналогичный прогноз на эти выборы и заверяет, что ПНД, как и НРП, гарантированно получит по меньшей мере 2% голосов тех, кто раньше выступал на стороне партии власти, "а в условиях, когда ПСР ведет борьбу за каждое кресло, это очень существенно". "Я жду, что даже религиозно настроенные курды, у которых могли бы быть сомнения, кому отдавать голос, Эрдогану или Демирташу, скорее проголосуют за второго,— говорит Ахмет Озджан.— Примирение с курдами так и не принесло результатов, а на фоне усталости от тринадцати лет безраздельного правления ПСР, которая не провела ни одной реальной демократической реформы, провал "мирного процесса" может сыграть едва ли не решающую роль".

Ожесточенную борьбу, предстоящую правящей партии за каждый голос, предсказывает и российский политолог Ильшат Саетов. Он убежден и в том, что жесткая критика Анкары в адрес Москвы, прозвучавшая вслед за участием Владимира Путина в траурных мероприятиях в память о столетней годовщине геноцида армянского народа, была направлена не на внешнюю, а исключительно на внутреннюю аудиторию — в первую очередь националистов, в чьих симпатиях президент Реджеп Тайип Эрдоган в этот раз заинтересован как никогда.

Коммерсантъ

} Cтр. 1 из 5