Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний: очередная жертва ядерной политики США?

6 июля 2019

Григорий Берденников – Чрезвычайный и Полномочный Посол, Центр энергетики и безопасности (ЦЭБ); Глава российской делегации на переговорах по ДВЗЯИ (1993–1996 гг.), Постоянный представитель Российской Федерации при международных организациях в Вене (2001–2007) и при Конференции по разоружению в Женеве (1993–1998).

Ася Шаврова – Научный сотрудник ЦЭБ; участник Молодежной группы ПК ОДВЗЯИ.

Резюме: В разгар целого ряда кризисов международного режима ядерного нераспространения и контроля над вооружениями, вопросы Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний долгое время находились на втором плане актуальной ядерной проблематики. Пока США не обвинили Россию в несоблюдении Договора.

В разгар целого ряда кризисов международного режима ядерного нераспространения и контроля над вооружениями (ядерная проблема Корейского полуострова, иранская ядерная сделка, ДРСМД), вопросы Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ) долгое время находились на втором плане актуальной ядерной проблематики. Пока США не обвинили Россию в несоблюдении Договора.

29 мая 2019 г., выступая на мероприятии американского исследовательского центра Hudson Institute, директор Разведывательного управления Министерства обороны США генерал-лейтенант Роберт Эшли заявил, что существует вероятность того, что «Россия осуществляет испытательную деятельность,
не соответствующую стандарту принятого «нулевого порога», тем самым модернизируя собственный ядерный арсенал». Никаких конкретных данных
в поддержку этого высказывания приведено не было, а отвечая на вопросы, генерал разъяснил, что, по оценке его ведомства, Российская Федерация лишь «располагает возможностями проведения такого рода испытаний»[1]. Тем не менее, после выступления генерала Эшли ряд американских СМИ запустил новую волну антироссийской риторики, интерпретируя слова генерала таким образом, что США обвиняют Россию в несоблюдении своих обязательств по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ).

 

Ситуация вокруг ДВЗЯИ

Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний был открыт к подписанию 24 сентября 1996 г. По состоянию на 1 июня 2019 г. его подписали 184 государства, из которых 168 ратифицировали. В соответствии с Договором «каждое государство–участник обязуется не производить любой испытательный взрыв ядерного оружия и любой другой ядерный взрыв, а также запретить и предотвращать любой такой ядерный взрыв в любом месте, находящимся под его юрисдикцией или контролем»[2]. Для того, чтобы контролировать соблюдение этого запрета, Договором предусматривается создание верификационного механизма, в основе которого лежит формирование Международной системы мониторинга (МСМ) – сети станций, которые, используя целый набор технологий (сейсмическая, радионуклидная, инфразвуковая и гидроакустическая), позволяют осуществлять глобальный контроль. Помимо МСМ, Договор предполагает создание Международного центра данных (МДЦ), где проводится обработка и анализ данных МСМ, а также механизма Инспекций на месте (ИНМ). Для реализации Договора, включая контроль за его соблюдением, также предусмотрено создание соответствующего координирующего органа – Организации по ДВЗЯИ (ОДВЗЯИ) – со штаб-квартирой в Вене.

В связи с особой важностью этого Договора для поддержания безопасности государств и исключения получения кем-либо односторонних военных преимуществ в Договоре предусмотрен особый порядок его вступления в силу. Для этого необходимо, чтобы его ратифицировали все государства, обладающие ядерным оружием или потенциалом его создания (в Договор включён список из 44 таких стран). К сожалению, через 23 года после открытия ДВЗЯИ к подписанию, этого так и не произошло. К настоящему моменту из «списка 44-х» восемь государств не ратифицировали Договор: Египет, Израиль, Индия, Иран, Китай, КНДР, Пакистан и США[3]. Россия ратифицировала Договор в 2000 году; так же из ядерных держав поступили Великобритания и Франция.

Следует отметить, что уже после открытия ДВЗЯИ для подписания три страны провели ядерные испытания – Индия, КНДР и Пакистан. Каждая из пяти официально признанных Договором о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) ядерных держав ещё до открытия ДВЗЯИ для подписания объявила о моратории на ядерные испытания. Такие национальные моратории, однако, не являются правовыми обязательствами и не должны подменять собой ДВЗЯИ. Только со вступлением Договора в силу запрет на ядерные испытания приобретёт силу международного правового обязательства бессрочного действия, а верификационный механизм ДВЗЯИ станет универсально применимым для целей Договора[4].

 

Позиции Вашингтона и Москвы

США совместно с Россией являлись основными инициаторами переговоров по ДВЗЯИ, внесли главный вклад в их успешное завершение, одними из первых подписали Договор[5]. Президент США Уильям Дж. Клинтон тогда назвал этот Договор «самым большим призом в области контроля над вооружениями»[6]. Однако, ситуация, сложившаяся после отказа Соединенных Штатов Америки от ратификации Договора, вызывает особую озабоченность, т.к. Вашингтон обладает одним из крупнейших ядерных арсеналов и без его участия Договор теряет своё значение (слушания в Сенате США по ратификации ДВЗЯИ провалились в 1999 г). Президент США Барак Обама провозгласил ратификацию ДВЗЯИ в качестве одной из задач «нераспространенческой» повестки своей администрации, которые были обозначены в Пражской речи[7], однако прогресса в её решении не последовало. В вышедшем в феврале 2018 г. Обзоре ядерной стратегии США – Nuclear Posture Review – было прямо заявлено, что Соединенные Штаты не будут стремиться к ратификации ДВЗЯИ, хотя и продолжат оказывать поддержку ПК ОДВЗЯИ, Международной системе мониторинга и Международному центру данных [но не механизму Инспекций на месте – прим. авт.][8].

Показателем малой значимости для Конгресса США вопроса о ДВЗЯИ стало выступление в марте 2019 г. в Вашингтоне на крупном форуме по ядерной политике Председателя комитета по вооруженным силам Палаты представителей. Когда его спросили о перспективах формирования двухпартийной поддержки ДВЗЯИ, он не смог вспомнить, что означает аббревиатура «ДВЗЯИ»[9].

Ситуацию усугубляет и то, что тематика ДВЗЯИ практически не представлена в программе работ влиятельных научно-исследовательских центров в США, о чем неоднократно публично и на полях различных мероприятий отмечается американскими специалистами. Это, во-первых, отрицательно сказывается на уровне экспертизы американских специалистов-разоруженцев, а во-вторых, снижает шансы попадания ДВЗЯИ в повестку дня органов законодательной и исполнительной власти США.

Российская Федерация прилагает значительные усилия по продвижению Договора и содействию вступлению его в силу. Проблематика ДВЗЯИ регулярно затрагивается в двусторонних контактах, в том числе со странами, от которых зависит вступление Договора в силу. На территории России завершается создание объектов МСМ (28 станций уже сертифицировано). Подготовительная комиссия Организации по ДВЗЯИ (ПК ОДВЗЯИ) неоднократно давала высокую оценку России как государству, подписавшему, ратифицировавшему и соблюдающему ДВЗЯИ. Об уровне поддержки ДВЗЯИ в России говорит и тот факт, что в 2016 г. Президент Российской Федерации В.В. Путин сделал заявление в связи с двадцатилетием открытия Договора для подписания[10]. Заместитель Министра иностранных дел России С.А. Рябков в соавторстве с исполнительным секретарем ПК ОДВЗЯИ Лассиной Зербо опубликовал две развёрнутые статьи в мировых СМИ, посвященные важности вступления Договора в силу[11].

 

Что дальше?

Возникает вопрос: почему США, которые не ратифицировали ДВЗЯИ и не планируют связывать себя юридическими обязательствами по запрету ядерных испытаний, формируют впечатление, что Россия, ратифицировавшая ДВЗЯИ почти 20 лет назад, не соблюдает Договор? Почему вообще появился сюжет ДВЗЯИ, не пользующийся особенной популярностью ни в Белом Доме, ни на Капитолийском холме?

Очевидно, что ситуация вокруг ДВЗЯИ на самом деле является лишь частью более глобального среза состояния дел в области контроля над вооружениями и ядерного нераспространения в целом. Ни для кого не секрет, что с начала века Соединенные Штаты взяли курс на слом существующих договоренностей в ядерной сфере. Можно напомнить о судьбе Договора по ПРО, ДРСМД, СВПД. Нельзя исключать, что в скором времени этот список может пополниться и ДВЗЯИ, тем более что в США все громче звучат предложения о необходимости отозвать подпись США под этим Договором.

В течение ближайших двух лет ДВЗЯИ ждет, возможно, самая серьезная проверка на прочность – удастся ли Договору и режиму, сформированному им, выстоять под давлением деструктивных действий со стороны США? «Поводов» для новых таких действий будет немало. Ближайшие из них: 74-я сессия Генеральной ассамблеи ООН (откроется 17 сентября 2019 г.), где будет приниматься ежегодная Резолюция по ДВЗЯИ, которую, США, вероятно, в очередной раз не поддержат; Конференция по Статье XIV ДВЗЯИ (25 сентября 2019 г.)[12], участие США в которой под вопросом (что, тем не менее, может предоставить «окно возможностей» для остальных участников выступить с Итоговой декларацией по ее итогам, осуждающей курс США на дискредитацию Договора); встреча «ядерной пятерки» в Лондоне, запланированная на начало 2020 г., где вряд ли можно рассчитывать на согласование единой позиции по вопросу ускорения вступления ДВЗЯИ в силу.

Дальнейшие шаги США по подрыву Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний могут иметь крайне негативное влияние как на перспективы продления ДСНВ и предстоящую в 2020 г. Обзорную конференцию по рассмотрению действия ДНЯО, так и будущее режима ядерного нераспространения в целом. Связь между ДВЗЯИ и ДНЯО очевидна: в преамбуле последнего прямо поставлена цель «достичь навсегда прекращения всех испытательных взрывов ядерного оружия»[13]. ДНЯО, в свою очередь, является важнейшей опорой системы международной стабильности – за 50 лет своего существования Договор в целом выполнил задачу предотвращения расползания ядерного оружия по карте мира. Если США пойдут до конца в своем курсе на разрушение существующего режима ядерного нераспространения и контроля над вооружениями, то это нанесет серьезнейший удар по международному миру и безопасности.


[1] The Arms Control Landscape?ft. DIA Lt. Gen. Robert P. Ashley, Jr.: Keynote Remarks and Discussion; The Hudson Institute http://s3.amazonaws.com/media.hudson.org/Hudson%20Transcript%20-%20The%20Arms%20Control%20Landscape.pdf (последнее посещение – 10 июня 2019 г.).

[2] Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), Статья I. Основные обязательства. https://www.ctbto.org/fileadmin/user_upload/legal/treaty_text_Russian.pdf (последнее посещение – 10 июня 2019 г.).

[3] Из оставшихся восьми государств «Списка 44-х» Индия, КНДР и Пакистан Договор не подписали, остальные – подписали, но не ратифицировали.

[4] Один из примеров – только после вступления ДВЗЯИ в силу может иметь место проведение Инспекций на месте – наиболее достоверного механизма проверки того, имело ли место ядерное испытание на территории того или иного государства, или нет. В равной степени без вступившего в силу Договора не создана Организация по ДВЗЯИ – часть ее функций выполняет Подготовительная комиссия ОДВЗЯИ (ПК ОДВЗЯИ). Несмотря на современное состояние ДВЗЯИ, с 2000 г. по всему миру ведется установка станций МСМ, и 19 лет спустя ее готовность оценивается в более 90%. С 1997 г. работу ведет Международный центр данных. Тем не менее, все они не имеют полноценного статуса и не могут полностью выполнять свои функции без вступившего в силу Договора.

[5] 24 сентября 1996 г. в день открытия Договора к подписанию от Российской Федерации ДВЗЯИ подписал Министр иностранных дел Е. М. Примаков, а от США – Президент Уильям Дж. Клинтон.

[6] Excerpts from President Clinton. Remarks to the 52nd Session of the UN General Assembly, September 22, 1997. https://1997-2001.state.gov/global/arms/ctbtpage/president/excerpt.html (последнее посещение – 10 июня 2019 г.).

[7] Remarks by President Barak Obama in Prague As Delivered, April 5, 2009. https://www.documentcloud.org/documents/3119179-2009-Obama-Prague-Speech.html (последнее посещение – 10 июня 2019 г.).

[8] The United States Nuclear Posture Review. https://media.defense.gov/2018/Feb/02/2001872886/-1/-1/1/2018-NUCLEAR-POSTURE-REVIEW-FINAL-REPORT.PDF (последнее посещение –
10 июня 2019 г.).

[9] Carnegie International Nuclear Policy Conference 2019. Keynote: Adam Smith, Representative of the Eighth District of Washington State and Chairman of the House Armed Services Committee https://s3.amazonaws.com/ceipfiles/pdf/NPC19-RepAdamSmith.pdf (последнее посещение –
10 июня 2019 г.).

[10] Заявление Президента России по случаю двадцатилетия открытия для подписания Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, 11 апреля 2016 г., http://kremlin.ru/events/president/letters/51695 (последнее посещение – 10 июня 2019 г.).

[11] См. С.А. Рябков, Л. Зербо. Договор о запрещении ядерных испытаний не должен становиться заложником ни одной из стран. Коммерсант. 2016, 18 апреля; https://www.kommersant.ru/doc/2966661 (последнее посещение – 10 июня 2019 г.); С.А. Рябков, Л. Зербо. Запрещение ядерных испытаний: пора завершить начатое. Коммерсант.
2017, 26 апреля. https://www.kommersant.ru/doc/3282547
(последнее посещение – 10 июня 2019 г.).

[12] Конференция по содействию вступлению в силу Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытании? проводится каждые два года в соответствии со Статьей XIV ДВЗЯИ.

[13] Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/npt.shtml (последнее посещение –
10 июня 2019 г.).

} Cтр. 1 из 5