Брюссельский капустник

26 мая 2014

Выгодно ли России усиление радикальных партий в Европарламенте

Галина Дудина - корреспондент «Коммерсантъ».

Григорий Туманов - Корреспондент ИД «Коммерсантъ»

Резюме: В воскресенье в странах Евросоюза завершился четырехдневный выборный марафон в Европейский парламент.

В воскресенье в странах Евросоюза завершился четырехдневный выборный марафон в Европейский парламент. Итоги голосования пока подведены не во всех 28 странах-участницах, но, судя по всему, одним из главных результатов станет усиление в крупнейшем законодательном органе ЕС позиций крайне правых и крайне левых партий. На первый взгляд такой расклад на руку России: европейские популисты не раз публично выступали в поддержку Москвы. Но делать на них ставку было бы неосторожно, уверены эксперты.

"Мы хотим обратно нашу страну"

Европарламент, где будет заседать 751 депутат, хотя и не самый многочисленный из существующих парламентов, зато является работодателем номер один в мире для переводчиков. Представители 28 стран-участниц говорят на 23 официальных языках ЕС. Это создает 552 возможные языковые комбинации и сотни рабочих мест для переводчиков, однако никак не может прибавить взаимопонимания по многим болезненным вопросам ЕС.

"Весь Евросоюз — это чудовищное безобразие,— уверен британский евродепутат Найджел Фарадж.— Мы хотим обратно нашу страну. Распродали Великобританию!" Фарадж — лидер Партии независимости Великобритании (UKIP), выступающей с популистской критикой Евросоюза. Равнодушие далеких от народа "евробюрократов" из Брюсселя, неспособность бороться с наплывом легальных мигрантов из менее обеспеченных стран ЕС и нелегальных — из Северной Африки и с Ближнего Востока, давление на национальные законодательства и местные традиции — подобные упреки в адрес ЕС ужесточились на фоне финансового кризиса. Причем не только в Великобритании, традиционно скептически относящейся ко всем соседям к югу от Ла-Манша. В итоге параллельно с падением средней по ЕС явки на евровыборы очки стали набирать партии, выступающие против "еврократии". Безопасная протестная риторика, направленная против внешнего противника, Брюсселя, успешно прижилась на крайних флангах политического спектра: среди "леваков" и особенно среди крайне правых. Как ни абсурдно, но для многих депутатов из партий-аутсайдеров именно евроскептицизм стал пропуском в Европарламент. В итоге представители национальных левых партий образовали отдельную политическую группу в Европарламенте еще в середине 1990-х, а у крайне правых собственная фракция появилась после прошлых выборов в 2009 году. "Европа за свободу и демократию" (EFD) объединила консервативные крайне правые партии 12 стран, включая UKIP и итальянскую "Лигу Севера".

Впрочем, за бортом EFD остался целый ряд более радикальных правых партий. Например, перешедший из радикалов в популисты французский "Национальный фронт" (FN), только в последние годы отказавшийся от ксенофобских позиций, и Австрийская партия свободы (FPO), из-за присоединения которой к правящей коалиции в 2000 году партнеры по ЕС фактически ввели санкции против Вены. Или не брезгующие экстремистскими призывами венгерские радикальные националисты из партии "За лучшую Венгрию" ("Йоббик"), бельгийская региональная партия Vlaams Belang (VB), выступающая за независимость Фландрии, и "Великая Румыния", название которой отражает реваншистское стремление вернуться к границам страны до 1940 года.

Появится ли у этих партий собственная "крайне-крайне" правая фракция — вопрос переговоров ближайших недель. Но факт, что в канун выборов социологические опросы в странах ЕС стабильно предрекали всем этим партиям рост поддержки на голосовании вплоть до 25% голосов сограждан, разочарованных в европейских политических тяжеловесах. До 7% готовы были поддержать даже "Золотую зарю", откровенно популяризирующую в Греции неофашистские взгляды.

"Ваши выборы в каком-то смысле честнее, чем наши"

На первый взгляд рост популярности крайне правых партий может сыграть на руку России: в условиях напряженной международной обстановки европейские популисты неожиданно единодушно встали на сторону Москвы по многим вопросам.

"Настоящая Европа, в которую мы верим, это Париж—Берлин—Москва, но Евросоюз пока слишком подвержен влиянию США. Для стабилизации отношений между РФ и ЕС нужно, чтобы в Европарламенте было максимальное число депутатов от "Национального фронта" и других партий, выступающих за национальный суверенитет, ведь они симпатизируют России",— объясняет в беседе с "Властью" Эмерик Шопрад, советник по внешнеполитическим вопросам главы FN Марин Ле Пен. В парижском регионе Иль-де-Франс он возглавил партийный список на выборах в Европарламент.

Опубликованное весной исследование венгерского института Political Capital относит FN (наряду с FPO, VB, болгарской "Атакой", Национал-демократической партией Германии, "Золотой зарей", "Йоббиком", польской Партией справедливости и развития, Британской национальной партией (BNP) и словацкими крайне правыми) к числу правых партий, "идейно близких" Кремлю. ""Дружественным" партиям и организациям Россия оказывает политическую поддержку",— уверены авторы исследования.

Однако, по словам Эмерика Шопрада, взаимные симпатии Москвы и националистических партий — естественное следствие перекликающихся взглядов на мир, и искать за этим российское лобби может только "проамериканская пресса". "Во-первых, мы защищаем одинаковое видение мира и национальный суверенитет, выступая против доминирования США,— уверен Шопрад.— Во-вторых, сегодня Россия защищает христианскую европейскую цивилизацию и семейные ценности, в то время как либеральные проамериканские меньшинства в Европе хотят трансформации общества и выступают против традиционной культуры".

Критиковать что-либо во внешней или внутренней политике России французский политик не готов, зато не скупится на слова поддержки в адрес Москвы в украинском кризисе. "Очевидно, что раскол между Евросоюзом и Россией спровоцировали США,— поясняет он.— Трудно поменять границы Украины и разом изъять восток страны, но нужно принять широкую автономию русскоговорящего населения региона. В любом случае правительство Майдана нелегитимно, тем более что оно не уважает русскоязычное население".

"Действительно, лидеры и члены руководства партий правого спектра не раз выступали в поддержку политики Москвы в целом и на Украине в частности,— напоминает "Власти" завотделом европейских политических исследований ИМЭМО РАН Надежда Арбатова.— Не все эти партии имеют сильную поддержку дома и ищут в лице России влиятельного союзника, умело играя на евроскептических настроениях Кремля".

Любопытно, что, хотя официально "Национальный фронт" не признал референдум в Крыму, "как политолог" и с согласия Марин Ле Пен Эмерик Шопрад был на полуострове 16 марта. Зато в число наблюдателей, мониторивших проведение референдума, вошли в том числе евродепутаты от партий "Йоббик" и "Лига Севера", а также ряда крайне левых объединений. "Голосование в Крыму было легитимным, чего нельзя сказать о последующем давлении ЕС на Россию,— пояснил "Власти" евродепутат от итальянской региональной партии "Лига Севера" Лоренцо Фонтана.— Итоги голосования — блестящая новость для всех, кто верит в демократию. Мы пытаемся организовать то же и в регионе Венето".

В беседе с "Властью" пресс-секретарь BNP Саймон Дарби также заявил, что лидер партии Ник Гриффин побывал на референдуме. Обвинив Запад в организации "революции на Украине" и "госпереворота в Киеве", он пояснил, что его партия борется с "пропагандой против России". "Ваши выборы в каком-то смысле честнее, чем наши",— признается британец. Характеризуя политическую линию BNP, он подчеркивает симпатии к "Золотой заре" и "Йоббику", но уточняет: "Мы не крайне правые, мы британские националисты". "Мы сражались в двух мировых войнах, чтобы освободиться от центральноевропейского доминирования, а не для того, чтобы бюрократы в Брюсселе, которых никто не избирал, диктовали Британии, что делать, а что нет,— напоминает он о евроскептических позициях партии.— И теперь нас прежде всего должно занимать то, что происходит в Британии, а не где-то еще в мире".

Националистический подход, помноженный на неоднозначное восприятие подобных партий в обществе, существенно затрудняет диалог евроскептиков не только с представителями центра политического спектра, но и между собой. И хотя игнорировать рост их популярности не получится, рассчитывать на устойчивую праворадикальную коалицию также не приходится.

"Люди скандировали: "Путин! Путин!""

"Вопрос в том, что это дает России,— говорит Надежда Арбатова.— Российские официальные лица подчеркивают, что ведут "диалог со всеми политическими силами, представленными в Европарламенте", и отвергают обвинения в политической ангажированности. Тем не менее любое сотрудничество не может быть лишь поддержанием самого процесса сотрудничества, а должно строиться на определенной политической платформе и иметь четкие цели".

"Основным механизмом взаимодействия (российских и европейских представителей. — "Власть") является комитет парламентского сотрудничества Россия—ЕС, 16-е заседание которого состоялось в Страсбурге в январе 2014 года,— пояснил "Власти" постпред РФ при ЕС Владимир Чижов.— На постоянной основе осуществляются межфракционные контакты, в частности между фракцией партии "Справедливая Россия" в Государственной думе и одной из крупнейших политических групп Европарламента "Прогрессивный альянс социалистов и демократов", между другими фракциями Госдумы и политгруппами Европарламента, а также по линии комитетов — по иностранным делам и отраслевых. Аналогичным образом наши коллеги поддерживают контакты с депутатами национальных парламентов по широкому политическому спектру". По партийному признаку к евроскептикам можно отнести только 10 из 72 евродепутатов в составе комитета Россия—ЕС.

В российской Госдуме за парламентские контакты с европейскими правыми отвечает член комитета по энергетике Виктор Зубарев. Правда, единоросс предпочитает называть европейские националистические движения вроде "Золотой зари" и "Йоббика" исповедующими традиционные ценности. Изначально главным вектором сотрудничества с европейскими правыми была именно защита этих самых ценностей. Едва ли можно было придумать более удачный повод для начала сотрудничества, чем принятие рядом европейских стран законов о легализации однополых браков и прочих, по мнению правых, уничтожающих нацию инициатив.

Зубарев говорит, что 15 декабря 2013 года, когда он принял участие в съезде итальянской "Лиги Севера", на Россию с ее законами о запрете гей-пропаганды все смотрели глазами полными надежд. "Мы дали понять, что разделяем консервативные ценности, что Россия готова поддерживать тех европейцев, которые не хотят, чтобы их детей наряжали в юбки, и не разделяют всю эту сверхтолерантность",— говорит Зубарев в беседе с "Властью".

Помимо депутата участие в съезде принял еще один россиянин — Алексей Комов, возглавляющий международную программу Фонда св. Василия Великого и ответственный секретарь патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства. Как сообщал сайт "Православие.Ru", выступления россиян имели оглушительный успех, а речь Комова "постоянно прерывалась бурными возгласами одобрения всего зала". "Люди скандировали: "Путин! Путин!"" — сообщается на сайте.

Со съезда Зубарев уезжал с обещаниями о сотрудничестве и визитками представителей французского "Национального фронта", голландской Партии свободы (PVV), ряда консервативных австрийских парламентариев и бельгийской Vlaams Belang. Так сошлось, что момент для налаживания контактов с европейцами был выбран идеальный: спустя несколько дней после съезда "Лиги Севера" в Киеве начались столкновения с полицией, в итоге вылившиеся в революцию.

"Все партии, с которыми мы наладили межпарламентское сотрудничество, сразу заняли пророссийскую позицию, так как видели, что за силы там приходят к власти, что там поднимают голову фашисты",— говорит Зубарев. С этого момента контакты с уже знакомыми организациями стали плотнее, к тому же стали появляться новые. При этом, как выяснила "Власть", российские непарламентские организации в налаживании контактов с европейцами по украинскому вопросу фактически не задействованы, им отведена иная роль. К примеру, движение "Светлая Русь", прославившееся своими облавами на московских мигрантов, сейчас о нелегалах почти забыло. "Мы сосредоточились на перевозке гуманитарной помощи на восток Украины: медикаменты, еда, одежда",— рассказывает лидер движения Игорь Мангушев. В Госдуме рады даже отношениям с европейскими непарламентскими организациями, но считают это слишком тонкой материей, чтобы передавать их в руки российских неформальных объединений.

По словам Зубарева, такая тактика уже дает свои результаты: например, в Германии крупное движение, которое Зубарев пока отказывается называть, "готовит серию манифестаций в поддержку российской позиции". Партии, имеющие доступ в Европарламент, также готовы доносить российскую точку зрения. "Это все про роль личности в истории. Иногда один голос может решить все. А если это голос влиятельной партии, то тем лучше",— рассуждает Зубарев. Еще один рупором при этом служит интернет: депутат и его коллеги в последние месяцы стали налаживать отношения с представителями молодежных отделений европейских консервативных партий, чтобы те "рассказывали сверстникам всю правду еще и в социальных сетях".

"В случаях, когда речь идет о поддержке России со стороны откровенно националистических и ксенофобских партий, это создает для российского руководства неудобную и даже неловкую ситуацию,— уверена Надежда Арбатова.— Когда Кремль решительно выступает против прихода нацистов к власти на Украине и осуждает марши ветеранов СС в странах Балтии, поддержка России крайне правыми, например из венгерской партии "Йоббик" с ее антисемитской риторикой или греческой "Золотой зари", использующими нацистскую символику, представляется по меньшей степени странной".

Однако Зубарев считает критику избранной Москвой стратегии и доводы о том, что РФ налаживает отношения с откровенно маргинальными организациями, несостоятельными. "И "Йоббик", и "Лига Севера", и тот же "Национальный фронт" — очень авторитетные организации. Нас не интересует сотрудничество с маргиналами или активными ксенофобами",— уверяет парламентарий.

"В советские времена если слева в газете "Правда" помещалась статья о том, как "подконтрольная американцам ООН" одобрила очередную резолюцию, то справа ставилась резолюция Всемирного совета мира, в которой "прогрессивная мировая общественность" осуждала "агрессивные происки США и поджигателей войны". И советский читатель считал: в мире есть злые силы, а есть добрые,— напомнил "Власти" председатель правления Центра политических технологий Борис Макаренко.— Это повторяется на 100%, только зеркально: если тогда цитировали людей, близких к крайне левым, то теперь цитируют близких к крайне правым. Влияния на мировой арене это не добавляет, но внутри страны мы тем самым создаем впечатление, что есть на Западе какие-то люди, которые за нас".

| Власть

} Cтр. 1 из 5