Беларусь в новой геополитической реальности

22 июля 2014

Александр Гущин

Резюме: Важным индикатором того, что Беларусь не станет в угоду политической позиции Москвы полностью рвать отношения с Украиной, стала продажа Национальной гвардии Украины белорусской автотехники.

Нынешний год проходит для России под знаком двух процессов на постсоветском пространстве, которые оказывают существенное влияние на международные позиции страны. Это присоединение Крыма и украинский кризис, эскалация которого происходит месяц от месяца, и заключение соглашения о создании Евразийского союза, который стал своеобразным новым этапом в развитии Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана. В условиях непростой внешнеполитической ситуации, в которой оказалась Россия в ходе и после событий на Майдане, взгляды многих экспертов были прикованы к Беларуси, как наиболее близкому союзнику России.

Несмотря на многие проблемы в отношениях между Москвой и Минском за последние годы, большинство из которых носило экономический характер, ряд «патриотически» настроенных аналитиков, и просто граждан России воспринимали президента Лукашенко как лидера, стоящего в политическом плане на твердых пророссийских позициях. Более того, его периодическое фрондерство и тон, который он позволял себе в отношении Кремля иногда вызвали даже одобрительную реакцию в стиле — «вот какой Батька, ничего не боится», «ведет свою линию и не прогибается под Кремль», нам бы такого борца с олигархией и коррупцией».

Все это в общественном сознании нивелировало тот факт, что Лукашенко по сути своей никогда не отказывался от политики откровенного торга с Россией, разыгрывая карту важности Беларуси для России как западного форпоста и своей личной незаменимости как гаранта военно-политического союза и содержания белорусской оппозиции в «ежовых рукавицах».

Сразу после событий на Майдане взоры и надежды сторонников идеи Новороссии были во многом обращены именно к Лукашенко, как к президенту страны, имеющей огромную по протяженности границу с Украиной, и способного бросить серьезную гирю на чашу российских весов. Однако публичная позиция президента Беларуси оказалась далека от таких ожиданий.

В отношении Беларуси к нынешнему кризису в Украине можно выделить несколько аспектов – экономический, политический и психологический. Что касается экономики, то Беларусь еще весной попыталась позиционировать себя как возможную альтернативу для России в импорте продукции украинской оборонной промышленности. Лукашенко заявил, что в Беларуси необходимо наладить выпуск военной авиатехники, в частности на Оршанском заводе, доля которого принадлежит «Мотор Сич». То апрельское заявление, было воспринято, как желание Беларуси стать участником новой схемы поставок украинской продукции на российский рынок. В ходе ее реализации Украина сохраняла бы лицо, формально разрывая связи с Москвой, но реально продолжала бы продавать свою продукцию России через совместное предприятие на территории Беларуси. Примечательно, что президент не хотел останавливаться весной на реализации вертолетного проекта, но и пожелал наладить производство бронетехники в Борисове.

В разгар кризиса в Украине эта тема перестала быть актуальной, однако не исключено, что в случае начала процесса мирного урегулирования Беларусь вполне может вернуться к своим предложениям. Вместе с тем, в отношении данного проекта есть и некоторый скептицизм, который основывается на стремлении России наладить и развить недостающие производства на собственной территории, а также на существующем разделении труда в сфере оборонки, имеющем еще советские корни. Это делает теперь проблематичным производство всех компонентов в рамках гипотетических локализованных совместных предприятий.

Вторым важным индикатором того, что Беларусь не станет в угоду политической позиции Москвы полностью рвать отношения с Украиной, стала продажа Национальной гвардии Украины белорусской автотехники. Перед проведением закупки, которая финансировалась из государственного бюджета Украины, был проведен соответствующий тендер, в котором принял участие и победил белорусский автопроизводитель. По итогам конкурса был подписан договор на поставку в братскую страну 44 военных автомобилей МАЗ повышенной проходимости. В их числе - армейские грузовики для перевозки личного состава и тягачи, способные транспортировать различное вооружение.

Общая сумма контракта составила 39 миллионов 740 тысяч украинских гривен. Ожидается, что белорусские военные автомобили МАЗ поступят на вооружение Национальной гвардии Украины еще до конца текущего года.

Неслучайно и то, что именно в разгар конфликта на Донбассе активизировалось обсуждение вопроса о возобновлении транспортного водного сообщения между Балтийским и Черным морями по линии Балтийское море - Висла — Западный Буг-Припять-Днепр-Черное море. Соответствующая конференция экспертов прошла весной в Варшаве, а сейчас разрабатывается вопрос о тендере по реконструкции водного пути. По подсчетам польских специалистов открытие судоходного пути, польская часть которого от Вислы до Бреста сейчас находится в состоянии непригодном для эксплуатации, позволит сэкономить порядка трех недель при транспортировке грузов и на треть сэкономить расходы на топливо. Беларусь в случае осуществления проекта смогла бы расширить свои выходы к балтийским портам и в еще большей степени укрепить свой статус транзитной страны. При этом белорусский участок пути находится в хорошем состоянии и соответствует международному четвертому классу внутренних водных путей.

Украина занимает второе место по товарообороту среди всех торговых партнеров Беларуси с положительным для Беларуси сальдо. Очевидно, что падение товарооборота и перспектива потери украинского рынка вызывает опасения белорусских властей. Особенно актуальными эти опасения стали в контексте ограничений, которые могут быть наложены ввиду членства Беларуси в Таможенном союзе. Тем не менее, несмотря на свою довольно самостоятельную позицию Беларусь вынуждена было пойти на обязательное лицензирование импорта кондитерских изделий из Украины, и всех других стран, не входящих в Таможенный союз, что нанесло серьезный удар по экономическим интересам украинских кондитеров. В ответ Украина ввела свои ограничения.

В июле было объявлено, что Украина теперь будет облагать пошлиной в размере 55 процентов от так называемой таможенной стоимости товара белорусские молочные продукты и кондитерские изделия, а также 60 процентной пошлиной белорусское пиво. Эти меры стали, видимо неожиданными для белорусской стороны, которая рассчитывала, что в условиях тяжелой экономической ситуации Украина не пойдет на жесткие санкции. МИД Беларуси попытался объяснить ситуацию тем, что республика приняла ограничительные меры не против Украины, а ко всем странам, не входящим в Таможенный союз и что они носят временный характер. Сам тон заявления белорусского ведомства оставляет явную надежду на компромисс, на возможность снятия напряженности в ходе двусторонних договоров и недвусмысленно содержит намек не то, под чьим давлением введены эти ограничительные меры.

Вместе с тем украинская реакция довольно жесткая, но вполне адекватная. Киев прекрасно понимает, что Беларусь понесет колоссальные убытки от ограничительных мер, что в условиях сегодняшнего положения России может и не так быстро окупиться посредством очередных утупок Москвы, которых наверняка потребует Лукашенко. Киев же демонстрирует свою твердость, видя двусмысленность положения Лукашенко и понимая, что Украина слишком важна для Беларуси как торговый партнер, чтобы Минск отказался от торговли с ней. Скорее всего, в ближайшее время, несмотря на очевидное давление Москвы, следует ожидать пыток урегулировать вопрос и придумать такую формулу, которая бы устраивала и Минск и Киев и позволяла бы Минску сохранить лицо перед Кремлем. В этом контексте некоторое смягчение позиции Москвы в отношении Новороссии и Юго-Востока, начало переговорного процесса было бы выгодно Минску, который бы смог постараться в какой-то степени сохранить украинский рынок, при этом оставаясь в Таможенном союзе.

Если говорить о позиции А.Лукашенко по отношению к Украине в политическом плане, то очевидно, что его риторика, свидетельствующая о желании сохранить Украину как единое государство и недвусмысленная поддержка, оказанная им Киеву в условиях войны на Юго-Востоке, говорит о том, что Минск продолжает всеми силами стремиться не допустить превращения интеграционного проекта под эгидой России в геополитический проект, что полностью противоречит линии Москвы.

Лукашенко психологически напуган быстрым присоединением Крыма, эффективными действиями российских спецслужб и быстрым созданием добровольческих формирований на Донбассе. Это напомнило ему о том, что в самой Беларуси, в условиях открытой границы, тесной экономической кооперации и военно-политического союза его позиции в случае гипотетического конфликта с восточным соседом крайне непрочны. И это, даже, несмотря на довольно высокую боеспособность белорусской армии и лично преданные кадры на многих постах в государственном аппарате.

Лукашенко увидел для себя и идеологическую угрозу. Укрепление Русского мира и приход «русской весны» явно пугают его, ибо воспринимаются как риск для его личной власти. Не поэтому ли в последнее время средства массовой информации страны и чиновничество так часто эксплуатируют образ Великого княжества Литовского как основы белорусской государственности? Чего стоит только открытие памятника князю Ольгерду или празднование годовщины Оршанской битвы, которые сами по себе призваны сплотить общество на идеях явно противоположных идеологии Русского мира или триединого славянского братства. Сам Лукашенко в день независимости Беларуси впервые обратился к народу на белорусском языке. Все эти факты свидетельствую о том, что он стремится использовать ментальные тренды, отличающие белорусов от русских, пытается сейчас показать, что он сам всегда был сторонником именно национальной государственности. На волне украинских событий белорусский лидер начал президентскую кампанию 2015 года. Тезисы ее - независимость, наведение порядка и борьба с коррупцией.

При этом Лукашенко находится в довольно трудном положении. Мыслящая часть общества, да и многие простые обыватели прекрасно помнят, как он боролся именно с национально-демократической оппозицией и всячески старался консервировать советские парадигмы мышления. Кроме того, президент должен считаться и с настроениями белорусского общества, более двух третей которого по все опросам поддерживает присоединение Крыма и только около 15% готовы с оружием в руках защищать независимость республики в случае попыток посягнуть на ее независимость ( данные Независимого института социально-экономических и политических исследований).

Все это не позволяет Лукашенко сделать более резкий поворот и вынуждает лавировать, в чем он является непревзойденным мастером. С одной стороны ему удалось за счет своей политики удержать нейтралитет и даже увеличить свою популярность у населения страны по данным последних опросов общественного мнения. С другой, он не может не опасаться того, что большинство населения активнее стало выступать за сближение с Россией — отсюда и попытки мягкой белоруссизации. Скорее всего, от белорусского руководства в ближайшие месяцы можно ожидать дальнейших шагов в направлении некоего нового идеологического конструкта, замешанного на синтезе советского и белорусского с увеличивающейся долей последнего. При этом будет продолжена политика лавирования, как в экономической, так и в политической сфере, с целью выторговать у Москвы как можно больше в обмен на свою поддержку и одновременно сохранить свободу действий в отношении Киева.

С другой стороны Беларусь оказалась в новой политической ситуации и Лукашенко вынужден считаться с двумя новыми факторами — изменением общей ориентации российской политической элиты в сторону более жесткого варианта продвижения своих интересов, что ставит его под удар и делает объективным союзником партии умеренных в Москве, а также резким охлаждением между Москвой и ЕС, что существенно осложняет его возможности для маневра в условиях членства в Таможенном союзе. При этом сохраняется ситуация, когда однобокая интеграция с Россией не решает проблем стратегического экономического прогресса Беларуси.

| Политком.Ру

} Cтр. 1 из 5