Сквозь призму Карибского кризиса

22 октября 2012

Ольга Петрова – студент факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ.

Резюме: Ровно 50 лет назад мир был на грани самоуничтожения – в октябре 1962 г. чуть не начался ядерный конфликт.

In Europe and America,
There's a growing feeling of hysteria
Conditioned to respond to all the threats
In the rhetorical speeches of the Soviets
Mr. Krushchev said we will bury you
I don't subscribe to this point of view
It would be such an ignorant thing to do
If the Russians love their children too.

Sting, Russians

Ровно 50 лет назад мир был на грани самоуничтожения – в октябре 1962 г. чуть не начался ядерный конфликт. Кубинский (Карибский) кризис, разразившийся между Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки, стал переломным моментом холодной войны.

Об исключительной угрозе и масштабах возможной катастрофы сказано много. Я хотела бы больше остановиться на том, как тогдашнее противостояние повлияло на российско-американские отношения не только на международной арене, но и на более низком, «бытовом» уровне – восприятии американских граждан внешней и внутренней политики Советского Союза, а в последующем и России, и взгляде россиян на действия американского правительства. Эта тема представляется актуальной, особенно с учетом того, как оба государства до сих пор пытаются снова и снова установить «здоровые» отношения, «перезагрузить» их. Личный опыт, а именно годичное пребывание в США благодаря программе по обмену позволило мне увидеть проблему с близкого расстояния.

Людям свойственно огладываться в прошлое. Во время холодной войны, а Карибский кризис во многом стал ее апофеозом, правящие круги в обеих странах пытались искусственно пробудить патриотические чувства граждан. После завершения идеологического противостояния прошло уже больше 20 лет, Россия пошла по продвигаемому Америкой демократическому пути, а стереотипы, фобия и вера в существование «национального врага» и страх остались. Не только обычные люди, но и политики в своем поведении в значительной степени руководствуются навязанным им мнением, ценностями, стереотипами, унаследованными их прошлого. Достаточно, например, вспомнить заявления кандидата в президенты США Митта Ромни или реакцию в России на назначение послом Майкла Макфола и ряд его высказываний.

Как это было на самом деле

В январе 1959 г. на Кубе прошла народно-освободительная революция, возглавляемая Фиделем Кастро, был свергнут диктатор Батиста. Вашингтон встретил перемены без энтузиазма, хотя в то время Кастро и его сторонники не были коммунистами и не получали поддержку СССР. В принципе, то, что произошло на Кубе, изначально мало отличалось от того, что и раньше случалось Латинской Америке.

Соединенные Штаты могли поддержать (как они часто делали и делают до сих пор) новое правительство в Гаване, свергнувшее диктатуру, заявлявшее стремление к свободе, равенству, справедливости и не имеющее ни могущественных покровителей, ни долгосрочных планов политического и экономического развития. С геополитической точки зрения Америке было важно иметь у своих границ сторонника, а не врага, но руководство США решило, что лучше свергнуть новое правительство, нежели с ним подружиться. Против Кубы установили экономическую блокаду. В выступлении на Генеральной Ассамблее ООН осенью 1960 г. Фидель заявил, что американцы вынудили Кубу искать новых союзников и рынки сбыта. И «только после этого мы заинтересовались социализмом как таковым, стали его изучать. И пришли к выводу, что без социализма нам не переделать Кубу. Это вы, американцы, научили нас, как действовать», – утверждал лидер кубинской революции.

Куба стала внешнеполитическим поражением Вашингтона. Давление на Остров Свободы возымело результат, диаметрально противоположный тому, на который рассчитывали американцы, – сосед пошел курсом оппонента, Советского Союза, путем социализма к «великому светлому будущему». СССР оказывал финансовую, военную и идеологическую помощь «первому в мире социалистическому государству» Западного полушария, рассматривая его как форпост для распространения своего влияния в Латиноамериканском регионе. До середины октября 1962 г. Америка не собиралась решать проблему Кубы путем переговоров, а рассчитывала на смену режима. В апреле 1961 г. подготовленные в Соединенных Штатах кубинские оппозиционеры вторглись на Кубу, но были разбиты, существовали планы прямого военного вторжения, бомбардировок, разрабатывались операции по покушению на Фиделя Кастро (по данным из сенатских слушаний о деятельности ЦРУ). В январе 1962 г. государства Латинской Америки под нажимом США установили дипломатическую блокаду Кубы.

Историки долгое время спорили о том, кто предложил установить на Кубе ядерные ракеты: Кастро или Никита Хрущев? По свидетельству посла на Кубе Александра Алексеева, предложение о размещении на Острове Свободы ядерного оружия исходило от Хрущева. Он полагал, что а) Советский Союз по периметру окружен американскими военными базами, а в Турции и Италии были размещены американские ракеты, нацеленные на СССР, и б) необходимо продемонстрировать военную мощь и технический прогресс Советского Союза, так как в начале 1960-х гг. СССР значительно проигрывал в ядерной гонке вооружений. По данным министра обороны США Роберта Макнамары, «против 5 тысяч американских ядерных боеголовок» СССР «имел тогда лишь 300 (соотношение приблизительно 17:1)»…

По воспоминаниям Алексеева, в мае 1962 г. на расширенном заседании Президиума ЦК КПСС Хрущев заявил, что не сомневается в скором вторжении американских войск на Кубу и необходимо «найти столь эффективное средство устрашения, которое удержало бы американцев от этого рискованного шага». Однако само размещение на острове советских ракет с ядерными зарядами он не считал рискованным шагом. Советский лидер полагал, что американское руководство ничего не предпримет против ядерного оружия, равно как и СССР не может противостоять ракетам в Турции, Италии, ФРГ. Операция получила кодовое название «Анадырь». Фидель Кастро поддержал идею. На Кубе разместили ракетную дивизию в составе трех полков ракет средней дальности Р-12 (24 пусковые установки) и двух полков ракет Р-14 (16 пусковых установок), которые обеспечивали поражение важнейших объектов на территории США. Общая численность группы советских войск на Кубе составила 43 тыс. человек.

Надо отметить, что цели столь масштабной и требующей много времени перевозки людей и техники, американская разведка не вскрыла. В ЦРУ стекались данные, но до осени 1962 г. им не придавалось большого значения. Только 14 октября американский разведывательный самолетом У-2 обнаружил и сфотографировал в районе Сан-Кристобаля (провинция Пинар-дель-Рио) стартовые позиции советских ракетных войск.

22 октября президент США Джон Кеннеди объявил о нахождении ракет на Кубе и обвинил СССР, что по решению советского правительства на острове создавались условия для нанесения ракетно-ядерного удара по Америке. Через 15 минут после заявления главнокомандующий ВС Кубы Фидель Кастро объявил боевую тревогу и всеобщую мобилизацию. Численность Вооруженных сил составляла в то время около 400 тысяч человек. В свою очередь СССР устами своих дипломатических представителей за рубежом опроверг эти обвинения, заявив, что поставка оружия и военного снаряжения на Кубу осуществлялась «исключительно в оборонных целях». Годы спустя многие из советских участников событий признавали, что на некоторых кораблях под видом мирной сельскохозяйственной техники на Кубу транспортировалось оборудование для стартовых площадок.

Соединенные Штаты объявили морскую блокаду Кубы, а Советскому Союзу предъявили ультимативное требование безотлагательно удалить советские ракеты с территории острова. Кеннеди отдал приказ вывести в Карибское море соединения флота, а также привести в боевую готовность стратегическую авиацию. ВМС США, предназначенные для организации блокады, состояли из 238 кораблей: 8 авианосцев, 2 крейсеров, 118 эсминцев, 13 подводных лодок, 65 десантных и 32 вспомогательных судов. На полуострове Флорида была сконцентрирована почти 250-тысячная группировка американских войск, состоявшая из морской пехоты, авиационных, десантных, танковых и других дивизий, корпусов и частей. Правительство Советского Союза пообещало нанести «самый мощный ответный удар». В СССР были приведены в повышенную боевую готовность все вооруженные силы и в первую очередь - РВСН.

В течение нескольких дней кризиса планета находилась ближе к Третьей мировой войне с применением ядерного оружия, чем когда-либо. Демонстрация решимости применить крайние меры сопровождалась активной пропагандистской кампанией с обеих сторон, призванной оказать психологическое воздействие на оппонента. 26 октября, когда стало ясно, что США полны решимости любой ценой избавиться от ракет, Хрущев направил Кеннеди более примирительное послание. Он признавал, что на Кубе имеется мощное советское оружие, но убеждал, что никто не собирается нападать на Америку. 27 октября наступила «черная суббота» Кубинского кризиса. Над Кубой с целью устрашения дважды в сутки проносились эскадрильи американских самолетов, самолет-разведчик У-2, облетавший полевые позиционные районы ракетных войск был сбит. Пилот погиб.

В 7 часов утра 28 октября Александр Алексеев получил известие, что советское правительство приняло решение вывести ракеты с Кубы в обмен на обещание руководства США соблюдать территориальную неприкосновенность острова, гарантировать невмешательство во внутренние дела этой страны. В конфиденциальном порядке было заявлено также о выводе американских ракет с территории Турции и Италии. В свою очередь, Фидель Кастро считал такой расклад поражением. Он потребовал прекращения блокады, диверсий против Кубы, прекращения шпионских полетов над островом и вывода американских войск с военной базы в Гуантанамо, расположенной на Кубе. Советское правительство формально поддержало эти требования, ни одно из которых впоследствии не было выполнено.

2 ноября президент Джон Кеннеди объявил о том, что СССР демонтировал ракеты на Кубе, с 5 по 9 ноября они были вывезены. 21 ноября США отменили морскую блокаду. 12 декабря 1962 г. советская сторона завершила вывод личного состава, ракетного вооружения и техники. В январе 1963 г. ООН получила заверения сверхдержав о том, что кубинский кризис урегулирован. Тем не менее, по просьбе правительства Кубы на острове в течение 10 лет находилась отдельная мотострелковая бригада. Одновременно с помощью советских специалистов создавалась регулярная армия Кубы.

Как СССР и Россия воспринимались в США

Во время холодной войны источником патриотизма и консолидации граждан в США служила «Красная угроза» – антикоммунизм и страх Советского Союза. Школьный учебник по американской истории, рассказы семидесятилетнего принимающего отца о своем детстве и разговоры со старшим поколением американцев дали мне общее представление о настрое тех времен. Еще в конце 1940-х гг. в Америке начали массово строиться бомбоубежища, проводиться разъяснительные работы с населением. В 1952 г. в Америке был представлен образовательно-пропагандистский фильм о гражданской обороне, снятый по заказу Федерального правительства США, «Duck and Cover» («Пригнись и накройся»).

Наследие холодной войны крайне живуче, но страх, свойственный эпохе Карибского кризиса, конечно, ушел. Согласно опросу World Public Opinion, обнародованному в ноябре 2011 г., растущая в последнее время напряженность в отношениях между Россией и западными странами, пока не сказалась на массовом сознании. Так, если политики скептически относятся к будущему демократии в России и ее значению в G8, то больше половины американцев полагают, что Россия является полноправным членом «восьмерки» (сомневаются лишь 11%). Общественное мнение пока с оптимизмом смотрит даже на будущее демократии в России: 78% считают, что через десять лет Россия будет более демократичной, чем сейчас. 

По мнению Сергея Караганова, председателя президиума Совета по внешней и оборонной политике, в целом в США сейчас сложилось «безразлично-позитивное» отношение к России: «После окончания холодной войны американцы поняли две важнейшие вещи: мы больше не коммунистическая страна и мы не враги им. С тех пор это отношение если и меняется, то незначительно; остальные нюансы интересны только ограниченному числу групп политиков и бизнесменов». А критические публикации и выступления в адрес России – это, во-первых, система сигналов, способ трансляции экономических и политических пожеланий; во-вторых, проявление корпоративной солидарности американских журналистов и либеральных интеллектуалов, осуждающих любые факты ущемления демократии, не только в нашей стране. По словам посла США в России Майкла Макфола, у американцев слишком много проблем и врагов, чтобы обращать внимание на россиян и вспоминать прошлое. С точки зрения преодоления страха – это хорошо. Но для выстраивания будущего взаимодействия, которое необходимо для столь крупных государств, – это тревожно. Многие взрослые американцы до сих пор не различают Россию и Советский Союз.

Как воспринимались США в Советском Союзе и России

В СССР об остроте кризиса и угрозах возможной катастрофы, которая чуть не началась в основном по вине советского руководства, знали очень немногие. В то время как Запад переживал дни колоссального напряжения, советские люди пребывали в счастливом неведении. Они верили, что партия защищала их от баллистических ракет, размещенных Соединенными Штатами по периметру Советского Союза, и Кубу - от вторжения американских войск. Хотя на октябрьском (1964 г.) пленуме ЦК КПСС, когда Хрущев был освобожден от должности, один из видных функционеров Политбюро Александр Шелепин обвинил первого секретаря в том, что Карибский кризис был еще одним проявлением его волюнтаризма.

В современных учебниках размещение ракет Советским Союзом рассматривается только как ответ на действия Соединенных Штатов, которые и были инициаторами холодной войны. Иными словами, и сегодня, согласно принятой версии, ответственность за возникновение данного конфликта, который чуть не довел весь мир до ядерной войны, с СССР снимается. И тот аспект, что к эскалации привели действия Москвы, не рассматривается.

По результатам опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения в 2011 г., отношение к Соединенным Штатам значительно ухудшилось за последние 20 лет. Отрицательно высказываются 22% респондентов (в 1991 г. – 3%). Число в целом неплохо относящихся к Америке за тот же период изменилось незначительно – с 54% в 1991 г. до 52% в 2011-м. Пик негативного отношения к США пришелся на август-сентябрь 2008 г., после российско-грузинского конфликта. Тогда негативно отзывались 40% опрошенных, а положительно - лишь 1% респондентов. Когда актуальность той или иной острой международной ситуации спадает, уровень позитивного отношения возвращается к средним значениям. Также большинство россиян (60%) в 2011 г. оценивали российско-американские отношения достаточно позитивно: 42% считают их нормальными, 16% - хорошими, 6% - дружественными.

Спады приходились на такие события, как конфликт в Югославии, вторжение в Ирак, российско-грузинский конфликт. Подобные инциденты усиливают настроения, присущие многим россиянам, которые смотрят на США как на высокомерного, амбициозного и агрессивного гегемона. Крайним проявлением являются теории заговора (ЦРУ развалило СССР, а сейчас, оплачивая оппозиционеров, разрушает Россию), распространенные не только среди обывателей, но и в высоких политических кругах.

Заключение

Даже такое далекое от нас событие, как Карибский кризис, до сих пор оказывает воздействие на некоторых политиков и обычных граждан. Следует отметить, что в обоих государствах исторические события анализируются и интерпретируются не вполне объективно, а иногда и используются в корыстных целях. И в Америке, и в России вечный поиск общего врага нужен для объединения нации, укрепления патриотического чувства. Страх перед США стал политическим трендом в России: спихивая все на происки Соединенных Штатов, российские власти с каждым днем уходят все дальше и дальше от решения реальных проблем. То же происходит в Америке. Правда, среднему американцу, как правило, все равно, что творится за границей его штата, интерес проявляется разве что если Россия и США сталкиваются, допустим, на Олимпийских Играх. Тогда переиграть старого доброго противника становится делом принципа. В России аналогичная ситуация, хотя россияне ненамного, но все же более разносторонне развиты, да и больше знают об американском образе жизни, ценностях и популярной культуре. Спасибо Голливуду и MTV.

Карибский кризис дал возможность осознать опасность ядерного оружия для всего человечества и ответственности и мощи Советского Союза и Соединенных Штатов Америки. Он может служить уроком и руководством к действию, помогающим принимать трезвые внешнеполитические решения. Для России важны Соединенные Штаты, для Америки – наша страна. Поэтому отношения должны складываться более гармонично как между государствами, политиками, представляющими страны на мировом уровне, так и между обычными гражданами.

} Cтр. 1 из 5